16 октября 2020, 00:00

Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): клинические проявления

Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): клинические проявления

Оригинал: UpToDate

Автор: Кеннет Макинтош, MD

Опубликовано: 16 октября 2020, UpToDate

Перевод: Анна Ковалева; Валерия Куницына, Фонд профилактики рака

Редакция: Екатерина Грачева, Фонд профилактики рака

Введение

Коронавирусы — важные патогены человека и животных. В конце 2019 года новый коронавирус стал причиной множества случаев пневмонии в Ухане, городе китайской провинции Хубэй. Вирус быстро распространился, что привело к эпидемии в Китае. За этим последовало увеличение числа случаев заболевания в других странах мира. В феврале 2020 года Всемирная организация здравоохранения дала название новой болезни — COVID-19 [1]. Вирус, который вызывает COVID-19, назван «коронавирусом, вызывающим тяжелый острый респираторный синдром — 2» (SARS-CoV-2); ранее он назывался 2019-nCoV.

Мы знаем о COVID-19 все больше. Всемирная организация здравоохранения и Центры по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) издали Временные руководства [2,3]. Ссылки на эти и другие методические рекомендации обществ можно найти в другом разделе (см. «Ссылки на рекомендации сообществ» ниже и «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): клинические особенности и диагностика», раздел «Ссылки на руководящие принципы общества»).

В этой статье будут обсуждаться клинические проявления COVID-19. Эпидемиология, вирусология, профилактика и диагностика COVID-19 подробно обсуждаются в других статьях. (см. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): Эпидемиология, вирусология и профилактика» и «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): Диагностика»)

Тактика ведения пациентов с COVID-19 также подробно обсуждается в других статьях:

  1. (См. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): амбулаторное лечение у взрослых».)
  2. (См. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): лечение у госпитализированных взрослых».)
  3. (См. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): инфекционный контроль в здравоохранении и домашних условиях».)

Вопросы, связанные с COVID-19 у беременных женщин и детей, обсуждаются в других статьях:

  1. См. «Коронавирусное заболевание 2019 (COVID 19): особенности ведения у беременных» (перевод на русский язык).
  2. См. «Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19): педиатрические аспекты» (перевод на русский язык).
  3. См. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): мультисистемный воспалительный синдром у детей».

Для получения подробной информации об осложнениях COVID-19 и проблемах, связанных с COVID-19 в других группах пациентов, следует смотреть обзоры конкретных тем.

Внебольничные коронавирусы, коронавирус тяжелого острого респираторного синдрома (SARS) и коронавирус ближневосточного респираторного синдрома (MERS) обсуждаются отдельно (см. «Коронавирусы» и «Тяжелый острый респираторный синдром (ТОРС)» и «Ближневосточный респираторный синдром коронавируса: вирусология, патогенез и эпидемиология»).

Асимптоматические инфекции

Асимптоматические инфекции хорошо задокументированы [4-12]. Процентная доля асимптоматических инфекций не изучена планово и систематически. В одном из литературных обзоров доля асимптоматические инфекции оценивается в 30-40% на основании данных трех крупных когорт, в которых случаи заболевания выявлялись за счет всеобщего тестирования [12, 13]. Однако, в большинстве этих и других исследований продольное последующее наблюдение для оценки развития симптомов не проводилось. Кроме того, определение «асимптоматический» может различаться от исследования к исследованию в зависимости от оцениваемых симптомов. В следующих примерах представлены результаты исследований по оценке асимптоматических инфекций:

  • При вспышке COVID-19 на круизном лайнере провели скрининг практически всех пассажиров и членов экипажа протестировали на наличие коронавируса, вызывающий тяжелый острый респираторный синдром — 2 (SARS-CoV-2). Приблизительно у 19% находившихся на борту был зафиксирован положительный результат теста; у 58% из 712 человек были подтверждены признаки асимптоматического заражения COVID-19 на момент постановки диагноза [14, 15]. При изучении подгруппы асимптоматических пациентов, которых госпитализировали и поместили под наблюдение, приблизительно 77–89% пациентов так и не проявили никаких симптомов заражения с течением времени [15, 16].
  • При вспышках COVID-19 меньшего масштаба в отделении сестринского ухода у 27 из 48 человек (56%) с положительными результатами тестов отсутствовали какие-либо симптомы на момент диагностики. Тем не менее, у 24 из них симптомы проявились в течение семи последующих дней [17].
  • Другие исследования показали еще больший процент бессимптомных проявлений [10, 18-20]. Например в отчете всеобщей программы тестирования беременных женщин, доставленных для родов в два госпиталя в Нью-Йорке на пике пандемии, у 29 из 210 женщин без симптомов COVID-19 и без признаков повышенной температуры (14%) наблюдался положительный результат ОТ-ПЦР на SARS-CoV-2 при взятии мазка из носоглотки [10]. У четырех женщин с повышенной температурой или другими симптомами результаты анализа также были положительными. Таким образом, из 33 женщин с положительным результатом теста на SARS-CoV-2 у 29 (88%) не было никаких симптомов при поступлении в больницу.

Даже у пациентов, у которых инфекция протекает бессимптомно, могут наблюдаться клинические отклонения [9, 21]. Например, в исследовании 24 пациентов с асимптоматической инфекцией проводили компьютерную томографию грудной клетки (КТ). У 50% пациентов наблюдались затемнения по типу матового стекла или пятнистые затемнения, у 20% пациентов на томограмме обнаружены атипичные отклонения [21]. У пяти пациентов развилась небольшая лихорадка при наличии/отсутствии других типичных симптомов через несколько дней после постановки диагноза. В другом исследовании 55 пациентов с бессимптомным течением инфекции, выявленных с помощью мер по отслеживанию контактов, у 67 % пациентов продемонстрировано наличие пневмонии на КТ при поступлении; гипоксия проявилась только у двух пациентов, все выздоровели.

Как сказано выше, у некоторых пациентов без симптомов инфекции в момент постановки диагноза эти симптомы могут проявиться позже (т.к. симптомы еще не успели развиться). В одном исследовании показано, что симптомы развивались в среднем на четвертый день (в промежутке от трех до семи дней) после первичного положительного результата ОТ-ПЦР анализа [15].

Риск передачи от пациентов, которые не проявляют симптомов, также описан в других исследованиях (См. «Коронавирусная болезнь 2019: эпидемиология, вирусология и профилактика», раздел «Выделение вируса и контагиозный период»).

Тяжесть симптоматической инфекции

Спектр тяжести случаев заболевания и уровень смертности

Спектр тяжести симптоматической инфекции варьируется от среднего до критического; большинство случаев инфекции не являются тяжелыми [4, 22-27]. В отчете Китайского центра по контролю и предотвращению заболеваний, который включал 44 500 подтвержденных случаев инфекции с оценкой тяжести протекания болезни [28], представлены следующие данные:

  • Легкое течение болезни (пневмония отсутствует или легкой степени тяжести) было зафиксировано в 81% случаев.
  • Тяжелое течение болезни (например, одышка, гипоксия или >50% поражения легких на снимке в течение 24-48 часов) было зафиксировано в 14% случаев.
  • Критическое течение болезни (например, остановка дыхания, шок, мультиорганная дисфункция) было зафиксировано в 5% случаев.
  • Общая смертность составила 2,3%; все случаи смерти зафиксированы у пациентов с критическим течением болезни.

Среди госпитализированных пациентов частота критического течения болезни или фатального исхода выше [29-35]. В исследовании с участием 2741 пациента, госпитализированного в связи с COVID-19 в системе здравоохранения Нью-Йорка, 665 пациентов (24%) умерли или были переведены в хоспис. Среди них 241 пациент, не проходивший лечение в отделении интенсивной терапии [32]. Из 749 пациентов, которые проходили лечение в отделении интенсивной терапии (27% из всех госпитализированных), 647 находились на искусственной вентиляции легких; из этих пациентов 60% умерли, 13% продолжали находиться на вентиляции легких, 16% выписали.

Процент тяжелого или смертельного течения инфекции может также зависеть от местонахождения. Согласно отчету объединенной миссии по выявлению фактов Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) и Китая уровень смертности находится в диапазоне от 5,8% в городе Ухань до 0,7% на остальной территории Китая [37]. Результаты моделирования показывают, что скорректированный уровень смертности в континентальной части Китая составил 1,4% [37]. Большинство смертельных исходов наблюдалось у пациентов пожилого возраста либо с обнаруженными сопутствующими заболеваниями [28, 38]. В Италии 12% всех пациентов с COVID-19 и 16% всех госпитализированных пациентов были направлены в отделения интенсивной терапии; уровень смертности в середине марта оценивался как 7,2% [39, 40]. Для сравнения уровень смертности в Южной Корее в середине марта составлял 0,9% [41]. Это может быть связано с отчетливой разницей в демографии инфицированных пациентов: в Италии средний возраст пациентов с инфекцией составлял 64 года, в то время как в Корее средний возраст был 40 лет (см. «Влияние возраста» ниже).

Показатель летальности указывает лишь на уровень смертности в задокументированных случаях. Поскольку большое количество случаев заражения коронавирусом, вызывающим тяжелый острый респираторный синдром — 2 (SARS-CoV-2) являются бессимптомными, показатель летальности инфекции (т.е. предполагаемый уровень смертности среди всех людей с выявленной инфекцией) довольно низкий и по результатам некоторых исследований оценивается в пределах 0,5–1%. [42-44]. Но в то же время, представленные показатели летальности вероятно недооценены, поскольку множество летальных случаев инфекции не было диагностировано [45]. Ни показатель летальности, ни коэффициент летальности при заражении не отражают в полной мере бремя пандемии, в которое входит также смертность от прочих состояний, возникающих в результате поздней медицинской помощи, перегруженности системы здравоохранения и социальных детерминант здоровья [46].

Факторы риска, способствующие тяжелому течению инфекции

Тяжелое течение инфекции может наблюдаться у здоровых взрослых любого возраста, однако чаще всего наблюдается у людей пожилого возраста или у тех, у кого есть сопутствующие заболевания. Влияние возраста описано в другой части статьи. (См. «Влияние возраста» ниже.)

Сопутствующие заболевания и другие состояния, которые ассоциируются с тяжелым течением заболевания или высоким уровнем смертности:

  • Сердечно-сосудистые заболевания
  • Сахарный диабет
  • Гипертензия
  • Хронические заболевания легких
  • Онкологические заболевания (особенно онкогематологические заболевания, рак легких, метастатическая болезнь) [45]
  • Хронические заболевания почек
  • Ожирение
  • Курение

Центры по контролю и предотвращению заболеваний США создали список определенных сопутствующих заболеваний, которые ассоциируются с тяжелым течением болезни (определенным как инфекция, которая привела к госпитализации, госпитализации в отделении интенсивной терапии, интубации или механической вентиляции, а также смерти), а также комментарии о различии в силе доказательств, говорящих об ассоциации [53]. Сопутствующие заболевания приведены в таблице (Таблица 1).

В отчете о 355 пациентах, которые умерли от COVID-19 в Италии, среднее число уже имеющихся сопутствующих заболеваний составляло 2,7, и только у трех пациентов они отсутствовали [40].

COVID-19 обычно тяжело протекает у пациентов пожилого возраста и при наличии у них сопутствующих заболеваний. Например, при вспышке SARS-CoV-2 в одном из домов престарелых в штате Вашингтон, средний возраст 101 пациента составлял 83 года, и у 94% наблюдались хронические сопутствующие заболевания. Показатели госпитализации и смертности составляли 55% и 34% соответственно [54]. При анализе почти 300 000 подтвержденных случаев COVID-19 в США, уровень смертности был в 12 раз выше среди пациентов, у которых также наблюдались сопутствующие заболевания по сравнению с теми, у кого их не было [55].

Определенные демографические особенности также ассоциируются с более тяжелым течением болезни. Уровень мужской смертности достигает диспропорционально высоких показателей в Китае, Италии, Дании и США [29, 32, 40, 56, 57]. У пациентов в Соединенных Штатах Америки и Великобритании, не относящихся к европеоидной расе, в особенности, афроамериканцев, латиноамериканцев и пациентов южноазиатского происхождения, наблюдается диспропорционально высокий уровень заражения и смертности от COVID-19, что вероятно связано с присутствующим расхождением в социальных детерминантах здоровья [50, 58-62].

Ряд результатов лабораторных исследований также ассоциируется с более тяжелыми исходами (таблица 2). Среди них [38, 63-65]:

  • Лимфопения;
  • Тромбоцитопения;
  • Повышенный уровень печеночных ферментов;
  • Повышенный уровень лактатдегидрогеназы (LDH);
  • Повышенный уровень маркеров воспаления (например, С-реактивный белок (CRP), ферритин);
  • Повышенный уровень Д-димеров (>1 мкг/мл);
  • Повышенное протромбиновое время (ПТВ);
  • Повышенный уровень тропонина;
  • Повышенный уровень креатинкиназы (КК);
  • Острая почечная недостаточность.

В качестве примера в одном из исследований у невыживших пациентов наблюдалось прогрессивное снижение уровня лимфоцитов и повышение уровня Д-димеров, тогда как у выживших пациентов эти показатели были стабильными [25].

По данным наблюдательных исследований дефицит ряда питательных микроэлементов, в частности витамина D [66, 67] связан с более тяжёлым течением заболевания. Тем не менее, на полученную ассоциацию вероятно влияет ряд вмешивающихся факторов. Также нет доказательств высокого уровня того, что восполнение дефицита питательных микроэлементов улучшает исход COVID-19.

У пациентов с тяжелым течением заболевания также зафиксирован более высокий уровень вирусной РНК в образцах из дыхательных путей, чем у пациентов с заболеванием средней тяжести [68, 69]. Тем не менее, эта зависимость не подтвердилась в других исследованиях, где измеряли уровень вирусной РНК в образцах слюны [70]. Обнаружение вирусной ДНК в крови ассоциировано с тяжелым течением заболевания, включающим органное повреждение (легкие, сердце, почки), коагулопатию и летальный исход [71-73].

Также проводится оценка влияния генетических факторов носителя на тяжесть течения заболевания. [74, 75]. В одном из полногеномных исследований ассоциаций выявлена взаимосвязь между полиморфизмами генов, кодирующих AB0-систему групп крови, и дыхательной недостаточностью, вызванной COVID-19 (II группа (А) ассоциируется с повышенным риском) [74].

Для того, чтобы идентифицировать пациентов с возможным тяжелым течением заболевания, было предложено несколько инструментов прогнозирования, основанных на эпидемиологических, клинических и лабораторных показателях. Тем не менее, большинство исследований, оценивающих работу этих методик, ограничены в силу возможного риска предвзятости, и ни один из них еще не был планово оценен и валидирован для клинического использования [76].

Влияние возраста

Человек любого возраста может заразиться коронавирусом, вызывающим тяжелый острый респираторный синдром — 2 (SARS-CoV-2), однако наиболее подвержены заболеванию взрослые среднего и старшего возраста. У людей старшего возраста заболевание может протекать в тяжелой форме.

В ряде когорт госпитализированных пациентов средний возраст находится в диапазоне 49–56 лет [23-25]. В отчете Китайского центра по контролю и предотвращению заболеваний, который включал приблизительно 44 500 подтвержденных случаев инфекции, 87% пациентов находились в возрасте от 30 до 79 лет [28]. Похожим образом при моделировании с использованием данных из материковой части Китая, уровень госпитализации по причине COVID-19 повышался пропорционально возрасту пациентов и составлял 1% для людей в возрасте от 20 до 29 лет, 4% для людей в возрасте от 50 до 59 лет и 18% для людей в возрасте более 80 лет [37].

Пожилой возраст также связан с более высоким уровнем смертности [28, 29, 40, 50]. В отчете Китайского Центра по контролю и предотвращению заболеваний, уровень смертности составляет 8% и 15% для людей в возрасте 70 – 79 лет и 80 лет и старше соответственно, в то же время уровень смертности во всей когорте составляет 2,3%. [28]. В анализе, проведенном в Великобритании, риск смерти среди людей старше 80 лет был в 20 раз выше, чем среди людей 50 –59 лет [50].

В Соединенных Штатах у 2449 пациентов с данными о возрасте, госпитализации и нахождении в ОИТ, у которых между 12 февраля и 16 марта 2020 был диагностирован COVID-19 [77], в 67% случаев диагноз был установлен у пациентов в возрасте ≥45 лет. Смертность была выше всего в возрастной группе ≥65 лет и составляла 80%, что совпадает с данными из Китая. В то же время в исследовании большой базы данных о здравоохранении, пациенты в возрасте от 18 до 34 лет составляли только 5% взрослых, госпитализированных с COVID-19. Смертность в данной возрастной группе составляла 2,7% и была ассоциирована с морбидным ожирением, гипертензией и мужским полом [78].

Симптомы у детей и подростков проявляются относительно нечасто; если такое случается, проявляются симптомы средней тяжести (менее 2%), хотя отмечались также случаи тяжелого течения болезни и летального исхода. Детали COVID-19 у детей описаны также в другой статье («Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): клинические проявления и диагностика у детей»).

КЛИНИЧЕСКИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ

Инкубационный период

Инкубационный период COVID-19 обычно составляет 14 дней после контакта, однако в большинстве случаев проходит в течение 4–5 дней после контакта [4, 79, 80].

В исследовании 1099 пациентов с подтвержденными симптомами COVID-19 инкубационный период в среднем составил 4 дня (интерквартильный размах составил 2–7 дней) [80]. По результатам моделирования с использованием данных о 181 подтвержденном случае в Китае, в которых не удалось определить время контакта, предполагается, что симптомы должны развиваться у 2,5% инфицированных в течение 2,2 дней и в 97,5% инфицированных в течение 11,5 дней [81]. В среднем инкубационный период в этом исследовании составлял 5,1 дней.

Однако, определение инкубационного периода является неточным и может отличаться в зависимости от метода оценки воздействия и специфических вычислений, используемых для оценки. В другом исследовании, в котором оценивался инкубационный период, использовались данные 1084 пациентов, посещавших Ухань или проживавших там, у которых был диагностирован COVID-19 [82]. По результатам данного исследования среднее значение инкубационного периода составляло 7,8 дней, у 5-10% пациентов симптомы появились спустя 14 дней после контакта с источником заражения или позже.

Начальные проявления

Пневмония является наиболее частым и серьезным начальным проявлением инфекции и характеризуется наличием температуры, кашля, одышки, двусторонних инфильтратов, которые видны на снимке груди [23-25,80]. Однако, распространены и другие симптомы, которые включают симптомы в верхних дыхательных путях, миалгию, диарею, расстройство восприятия вкуса и запаха (таблица 3). Хотя некоторые клинические проявления (в частности расстройство восприятия вкуса и запаха) чаще всего указывают на COVID-19, чем на другие вирусные респираторные инфекции [83], не существует никаких специфических симптомов или признаков, которые могли бы с точностью установить диагноз COVID-19 [84]. Однако, при развитии одышки в течение недели после проявления первых симптомов можно с большей степенью вероятности предположить COVID-19 (См. «Течение и осложнения» ниже).

В отчете о 370 000 подтвержденных случаях COVID-19 с известными симптомами, сведения о которых были переданы в Центры по контролю за заболеваниями США, был представлен следующий перечень симптомов [55]:

  • Кашель в 50% случаев
  • Температура (субъективная или >38°C) в 43% случаев
  • Миалгия в 36% случаев
  • Головная боль в 34% случаев
  • Одышка в 29% случаев
  • Боль в горле в 20% случаев
  • Диарея в 19% случаев
  • Тошнота/рвота в 12% случаев
  • Потеря вкуса, обоняния, боль в животе, насморк в менее 10% случаев.

В других исследованиях когорт пациентов с подтвержденным COVID-19 также обнаружили похожий перечень симптомов [23, 25, 85-87]. Стоит отметить, что повышение температуры не является универсальным симптомом при осмотре, даже среди госпитализированных пациентов. В одном из исследований повышение температуры наблюдалось у всех пациентов, однако у приблизительно 20% наблюдалась небольшое повышение температуры <38°C [23]. В другом исследовании 1099 пациентов из Ухани и других регионов Китая лихорадка (определялась как температура подмышкой более 37,5°C) наблюдалась только у 44% при поступлении, но проявилась у 89% во время нахождения в больнице [80]. В исследовании более 5000 пациентов, которых госпитализировали с COVID-19 в Нью-Йорке, только у 31% температура была >38°C на момент первичного осмотра [29].

В некоторых исследованиях гораздо чаще сообщается о расстройствах восприятия вкуса и запаха (аносмия и дисгевзия) [88-92]. В мета-анализе обсервационных исследований общая оценка распространенности нарушений восприятия запаха и вкуса составила 52 и 44% соответственно (хотя уровень менялся от 5 до 98% от исследования к исследованию) [91]. При опросе 202 амбулаторных больных со средним течением COVID-19 из Италии 64% заявили о нарушениях восприятия вкуса и запаха, а 24% заявили о серьезных нарушениях; изменения в восприятии вкуса и запаха были заявлены в качестве единственного симптома в 3% случаев и в качестве предшествующего симптома – в 12% [93]. Однако, объективный уровень нарушений восприятия вкуса и запаха может быть ниже уровня, выявленного при самостоятельной оценке. В другом исследовании 38% из 86 пациентов, заявивших о полном отсутствии обоняния в момент оценки, показали нормальное восприятие запахов при объективном тестировании [94]. Большинство субъективных расстройств восприятия вкуса и запаха, ассоциирующихся с COVID-19, не являются постоянными; при повторном опросе 202 пациентов в Италии с диагнозом COVID-19 89% тех, кто ранее указал на изменение восприятия вкуса и запаха, подтвердили улучшение в течение четырех недель [95].

Симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта (тошнота и диарея) могут наблюдаться у пациентов при первичном осмотре, хотя и не отмечаются большинством из них [23, 25, 87, 96]. При систематическом изучении симптомов со стороны желудочно-кишечного тракта у пациентов с подтвержденным COVID-19 общая распространенность таких симптомов равна 18%, распространенность диареи, тошноты/рвоты, болей в области живота – 13, 10 и 9% соответственно [97].

В качестве симптома называют также конъюнктивит [98,99]. Неспецифические признаки и симптомы, такие как обмороки, общее недомогание, делирий наблюдались у других взрослых, особенно в возрасте более 80 лет, а также тех, у кого наблюдались ухудшения нейрокогнитивных способностей [100].

Дерматологические симптомы у пациентов с подтвержденным COVID-19 в настоящий момент точно не описаны. Сообщается о макулопапулёзной сыпи, волдырях, везикулярной сыпи, транзиторном сетчатом ливедо [101-103]. Красно-фиолетовые узелки на дистальных фалангах пальцев, которые по внешнему виду напоминают обморожение, также были описаны в основном у детей и подростков с задокументированным или предполагаемым диагнозом COVID-19, хотя связь между этими симптомами и диагнозом не была достоверно установлена [103-106]. Некоторые называют этот симптом «COVID пальцы ног» (См. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): кожные проявления и случаи, относящиеся к дерматологии», раздел «Кожные проявления COVID-19»).

Течение болезни и осложнения

Как уже было сказано выше, течение инфекции может находиться легкого до критически тяжелого (См. «Спектр тяжести случаев заболевания и уровень смертности»).

У некоторых пациентов первоначально нетяжелые симптомы могут прогрессировать в течение недели [107]. В исследовании 138 пациентов, госпитализированных в Ухани с диагнозом «пневмония в результате инфекции SARS-CoV-2», одышка развилась в среднем за пять дней с момента появления симптомов, а госпитализация была проведена в среднем через семь дней после появления симптомов [25]. В другом исследовании среднее время до появления одышки составило восемь дней [23].

Описаны некоторые осложнения COVID-19:

Также были описаны другие воспалительные осложнения [119, 120]. Синдром Гийена–Барре может проявиться в течение от 5 до 10 дней с момента проявления первых симптомов болезни [121]. Мультисистемный воспалительный синдром, клинические проявления которого схожи с симптомами болезни Кавасаки и синдрома токсического шока, также был описан у детей, больных COVID-19 (таблица 4); в редких случаях этот синдром также проявлялся у взрослых. Для таких случаев характерными были значительное повышение маркеров воспаления и мультиорганная дисфункция ( в частности, сердечная недостаточность), но вовлечение легких было минимальным [122]. Это детально описано в других статьях (См. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): нейрологические осложнения и контроль нейрологических условий», раздел «Синдром Гийома-Барре» и «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): синдром мультисистемного воспаления у детей»).

  • Вторичная инфекция – вторичная инфекция в целом не является распространенным осложнением COVID-19, хотя данные на этот счет ограничены [123, 124]. В обзоре девяти исследований, преимущественно проведенных в Китае, заявленный уровень бактериальной или грибковой сочетанной инфекции составлял 8% (наблюдалось у 62 из 806 пациентов); эти данные включают главным образом респираторные инфекции и бактериемию [123]. В некоторых отчетах описан предположительно инвазивный аспергиллез у иммунокомпетентных пациентов с ОРДС, вызванным COVID-19, хотя и частота проявления таких осложнений остается неясной [125-128]. В одном проспективном исследовании, в которое было включено 108 пациентов из Италии с COVID-19 на искусственной вентиляции легких, у 30 человек (28%) был диагностирован аспергиллез на основании повышенного уровня галактоманнана в сыворотке крови или при бронхоальвеолярном лаваже (БАЛ), росте Аspergillus при посеве или при наличии полостного инфильтрата в отсутствии других причин [128].

Отчеты о вскрытии отмечают наличие РНК SARS-CoV-2 (в некоторых случаях и антигена) в почках, печени, сердце, мозге и крови в дополнение к образцам, взятым из дыхательных путей. Это свидетельствует о том, что в некоторых случаях вирус распространяется системно. Однако остается неизвестным, ведет ли прямое цитопатическое действие вируса в этих органах к последующему возникновению осложнений [129-132].

Выздоровление и длительные осложнения

Согласно ВОЗ период выздоровления составляет порядка двух недель для инфекций средней тяжести и от трех до пяти недель для тяжелых инфекций; основанием для такого вывода служат ранние данные из Китая [133]. Однако, ход выздоровления может различаться и помимо тяжести течения заболевания зависит от возраста и существующих сопутствующих заболеваний.

При опросе 350 пациентов в США только 39% тех, кто был госпитализирован, сообщили о возвращении к исходному уровню здоровья в период 14–21 день после установления диагноза [134]. Аналогично в исследовании 143 пациентов, госпитализированных по причине COVID-19 (семеро из которых находились на механической вентиляции), проведенном в Италии, только у 13% не наблюдалось симптомов после в среднем 60 дней после начала заболевания [135]. Самыми частыми устойчивыми симптомами были усталость (53%), одышка (43%), боль в суставах (27%), боль в груди (22%); ни один не проявлял признаков температуры или признаков острого заболевания. Однако, сообщается, что тяжелое течение заболевания с устойчивой лихорадки и пневмонией в течение нескольких недель ассоциировано с иммуносупрессией [136].

Для пациентов с более мягкими начальными формами инфекции характерен удлинённый период наличия симптомов [134, 137]. При опросе 292 пациентов с диагнозом COVID-19, находящихся на амбулаторном лечении, только 65% вернулись к исходному уровню здоровья в период на 14–21 день после постановки диагноза [137]. В среднем возвращение к исходному уровню занимало 7 дней после постановки диагноза. Симптомы, которые чаще всего сохранялись на 14–21 день включали кашель (43%) и слабость (35%), лихорадка и озноб сохранялись только в 3–4% случаев. Хотя удлинение периода восстановления было ассоциировано с возрастом и наличием сопутствующих заболеваний, приблизительно один из пяти пациентов в возрасте от 18 до 34 лет, ранее не имевших проблем со здоровьем, сообщали, что не вернулись к первоначальному состоянию здоровья в течение 2–3 недель.

Отсутствует систематическая оценка долгосрочных последствий COVID-19, но появляющиеся данные [138-140] и данные о других коронавирусах [141] свидетельствуют о возможном текущем ухудшении дыхательной функции. Кроме того, исследования применением визуализации сердца свидетельствуют о потенциальных осложнениях со стороны сердца, даже у пациентов, лечившихся амбулаторно. [142, 143]. У пациентов с критическим течением COVID-19 может возникнуть риск синдрома «после интенсивной терапии» (устойчивое ухудшение сознания, психического здоровья и/или физической функции после выживания после критического течения болезни), хотя частота его проявления после COVID-19 неизвестна (См. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): реанимация и обеспечение работы дыхательных путей», раздел «Долгосрочные последствия» и «Синдром пост-интенсивной терапии»).

У некоторых пациентов, которые выздоровели от COVID-19, наблюдаются постоянные или периодические положительные результаты тестов, основанных на амплификации нуклеиновых кислот (NAAT) на SARS-CoV-2. Хотя рецидивирующая инфекция или повторное заражение не могут быть исключены в таких условиях, данные свидетельствуют о том, что это маловероятно. Это также обсуждается в другой части статьи (См. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): Эпидемиология, вирусология и профилактика», раздел «Иммунитет и риск повторного инфицирования»).

ЛАБОРАТОРНЫЕ ДАННЫЕ

Распространенные лабораторные данные среди пациентов, госпитализированных с COVID-19, включают лимфопению, повышенный уровень аминотрансаминазы, повышенный уровень лактата дегидрогеназы, повышенный уровень маркеров воспаления (например, ферритина, С-реактивного белка, скорости оседания эритроцитов), а также отклонения в анализе на свертываемость [25, 80, 87].

Наиболее распространена лимфопения, даже несмотря на то, что общее количество белых кровяных телец может меняться [23-25, 144]. Например, в группе из 393 взрослых пациентов, госпитализированных с COVID-19 в Нью-Йорке, у 90% уровень лимфоцитов составлял <1500/мкл; лейкоцитоз (>10,000/мкл) и лейкопения (<4000/мкл) обнаружены в 15% случаев соответственно [87].

При поступлении у многих пациентов с пневмонией был нормальный уровень сывороточного прокальцитоцина; однако, у пациентов, требующих госпитализации в ОРИТ, этот уровень с большей вероятностью был увеличен [23-25].

Ряд лабораторных наблюдений, в том числе высокий уровень Д-димеров и более тяжелую лимфопению, ассоциируют с критическим течением болезни и более высоким уровнем смертности [24]. Это обсуждается в другой части статьи (См. «Факторы риска, способствующие тяжелому течению инфекции» выше).

Отклонения в анализе на свертываемость крови также детально обсуждаются в другой части статьи (См. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): гиперкоагуляция», раздел «Отклонения свертываемости»).

ДАННЫЕ СНИМКОВ

Рентгенограмма грудной клетки

Рентгенограмма грудной клетки может быть нормальной на ранних стадиях и при легком течении заболевания. В рестроспективном исследовании 64 пациентов с подтвержденным COVID-19 в Гонконге, у 20% не наблюдалось никаких отклонений на рентгенограмме груди ни на одном этапе течения болезни [145]. Распространенными отклонениями на рентгенограмме груди были уплотнения и затемнения по типу матового стекла с двусторонним периферическим распространением в нижнюю зону легких; поражение легких увеличивалось с течением болезни, пик приходился на период 10–12 дней после выявления симптомов.

КТ грудной клетки

Хотя компьютерная томография грудной клетки может быть более чувствительным методом, чем рентгенография, и некоторые результаты КТ грудной клетки являются характерными для COVID-19, никакие данные не могут полностью подтвердить или исключить возможность COVID-19. Американский Колледж Радиологии (АКР) США рекомендует не использовать КТ для скрининга или диагностики COVID-19 и рекомендует использовать эту методику для госпитализированных пациентов, когда это необходимо для лечения [146]. Радиологическое Сообщество Северной Америки разделило данные проведенных КТ на типичные, неопределенные и нетипичные для COVID-19 и предложило соответствующий язык для интерпретации отчетов (таблица 5) [147].

КТ грудной клетки у пациентов с COVID-19 наиболее часто показывает затемнение по типу матового стекла с/без уплотненных аномалий, соответствующих вирусной пневмонии [86, 148]. В систематическом обзоре исследований, оценивающих данные КТ у более 2700 пациентов с COVID-19, были выявлены следующие аномалии [149]:

  • Затемнения по типу матового стекла – 83%
  • Затемнения по типу матового стекла со смешанными уплотнениями – 58%
  • Прилегающее плевральное утолщение – 52%
  • Утолщение межлобулярной перегородки – 48%
  • Воздушные бронхограммы – 46%

Среди менее распространенных явлений встречается симптом «булыжной мостовой» (сочетание затемнений по типу «матового стекла» с утолщенными междольковыми перегородками, внешне напоминает разнообразные куски брусчатки мостовой), бронхоэктазия, плевральный выпот, перикардиальный выпот и лимфаденопатия.

Аномалии на снимке КТ грудной клетки при COVID-19 чаще всего являются двусторонними, имеют периферическое проникновение и поражают нижние доли.

Хотя эти данные являются распространенными при COVID-19, они могут проявляться и при других заболеваниях [150]. В исследовании 1014 пациентов в Ухане, которые прошли и ОТ-ПЦР тестирование, и КТ грудной клетки для диагностики COVID-19, «положительный» результат КТ грудной клетки (определяется консенсусом двух радиологов) имел чувствительность в 97% при подтверждении с помощью ПЦР-теста; однако, специфичность составила только 25% [151]. Низкий уровень специфичности может указывать на другую этиологию, которая может давать похожие данные КТ. В другом исследовании сравнили результаты КТ грудной клетки 219 пациентов с COVID-19 в Китае и 205 пациентов в США, у которых вирусная пневмония была вызвана другими причинами. У пациентов с COVID-19 чаще наблюдалось периферийное проникновение (80% против 57%), затемнения по типу «матового стекла» (91% против 68%), тонкая сетчатая непрозрачность (56% против 22%), васкулярное утолщение (59% против 22%), симптом обратного гало (11% против 1%), но менее вероятно – центральное или периферийное проникновение (14% против 35%), воздушная бронхограмма (14% против 23%), плевральное утолщение (15% против 33%), плевральный выпот (4% против 39%) и лимфаденопатия (2,7% против 10%) [152].

Как и рентгенограмма, КТ грудной клетки может быть нормальной сразу после появления симптомов, а аномалии могут развиться с течением болезни [85, 153]. Однако, аномалии на КТ грудной клетки были идентифицированы у пациентов раньше, чем развились симптомы, а иногда даже раньше, чем была выявлена вирусная РНК из образца из верхних дыхательных путей [86, 154].

Среди пациентов, которые находятся в процессе клинического улучшения, разрешение радиографических аномалий может отставать от снижения уровня температуры и гипоксии [155].

ОСОБЫЕ КАТЕГОРИИ ПАЦИЕНТОВ

Беременные и кормящие женщины

Общий подход к профилактике, оценке, диагностике и лечению беременных женщин с подозрением на COVID-19 в большей степени такой же, как и небеременных. Вопросы, специфические для беременных и кормящих женщин, обсуждаются в другой части статьи (См. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): вопросы беременности»).

Дети

Проявление симптомов инфекции у детей представляет собой относительно редкое явление; когда это случается, инфекция проявляется довольно мягко, хотя также имеются сведения о тяжелом течении болезни у детей [156-159]. Детали о течении COVID-19 у детей обсуждаются в другой части статьи (См. «Коронавирусная болезнь (COVID-19): клинические проявления и диагностика у детей»).

Люди с ВИЧ

Влияние ВИЧ на природу развития COVID-19 неизвестно. Клинические черты проявляются так же, как и у обычных пациентов. Небольшие когортные исследования предположили, что исходы у пациентов с ВИЧ главным образом такие же, как и у обычных пациентов [169-164], хотя наличие ВИЧ инфекции ассоциировалось с более тяжелым течением COVID-19 в некоторых обсервационных исследованиях [165]. Например в многоцентровом когортном исследовании, проведенном в Испании, уровень смертности пациентов с ВИЧ и COVID-19 с поправкой на возраст и пол составил 3, 7 человека на 10 000 человек по сравнению с 2,1 на 10 000 человек для общей популяции Испании [165]. Однако, многие сопутствующие заболевания, которые провоцируют более тяжелое течение COVID-19 (например, сердечно-сосудистые заболевания), часто случаются и среди людей, инфицированных ВИЧ [166, 167]. Таким образом остается неясным, эти или другие сопутствующие факторы, кроме наличия ВИЧ, способствуют увеличению риска. Низкий уровень CD4 клеток может быть ассоциирован с более тяжелым течением и риском смерти у пациентов с ВИЧ и COVID-19 [168].

Специфические вопросы, связанные с лечением пациентов с ВИЧ и COVID-19 обсуждаются в другой части статьи (См. «Коронавирус 2019 (COVID-19): лечение госпитализированных взрослых», раздел «Люди с ВИЧ»).

Резюме и рекомендации

Ссылки

  1. World Health Organization. Director-General's remarks at the media briefing on 2019-nCoV on 11 February 2020. https://www.who.int/dg/speeches/detail/who-director-general-s-remarks-at-the-media-briefing-on-2019-ncov-on-11-february-2020 (Accessed on February 12, 2020).
  2. Centers for Disease Control and Prevention. 2019 Novel coronavirus, Wuhan, China. Information for Healthcare Professionals. https://www.cdc.gov/coronavirus/2019-nCoV/hcp/index.html (Accessed on February 14, 2020).
  3. World Health Organization. Novel Coronavirus (2019-nCoV) technical guidance. https://www.who.int/emergencies/diseases/novel-coronavirus-2019/technical-guidance (Accessed on February 14, 2020).
  4. Chan JF, Yuan S, Kok KH, et al. A familial cluster of pneumonia associated with the 2019 novel coronavirus indicating person-to-person transmission: a study of a family cluster. Lancet 2020; 395:514.
  5. Liu YC, Liao CH, Chang CF, et al. A Locally Transmitted Case of SARS-CoV-2 Infection in Taiwan. N Engl J Med 2020; 382:1070.
  6. World Health Organization. Coronavirus disease 2019 (COVID-19) Situation Report – 28. https://www.who.int/docs/default-source/coronaviruse/situation-reports/20200217-sitrep-28-covid-19.pdf?sfvrsn=a19cf2ad_2 (Accessed on February 18, 2020).
  7. Mizumoto K, Kagaya K, Zarebski A, Chowell G. Estimating the asymptomatic proportion of coronavirus disease 2019 (COVID-19) cases on board the Diamond Princess cruise ship, Yokohama, Japan, 2020. Euro Surveill 2020; 25.
  8. Kimball A, Hatfield KM, Arons M, et al. Asymptomatic and Presymptomatic SARS-CoV-2 Infections in Residents of a Long-Term Care Skilled Nursing Facility - King County, Washington, March 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020; 69:377.
  9. Wang Y, Liu Y, Liu L, et al. Clinical Outcomes in 55 Patients With Severe Acute Respiratory Syndrome Coronavirus 2 Who Were Asymptomatic at Hospital Admission in Shenzhen, China. J Infect Dis 2020; 221:1770.
  10. Sutton D, Fuchs K, D'Alton M, Goffman D. Universal Screening for SARS-CoV-2 in Women Admitted for Delivery. N Engl J Med 2020; 382:2163.
  11. Gudbjartsson DF, Helgason A, Jonsson H, et al. Spread of SARS-CoV-2 in the Icelandic Population. N Engl J Med 2020; 382:2302.
  12. Oran DP, Topol EJ. Prevalence of Asymptomatic SARS-CoV-2 Infection: A Narrative Review. Ann Intern Med 2020.
  13. Lavezzo E, Franchin E, Ciavarella C, et al. Suppression of a SARS-CoV-2 outbreak in the Italian municipality of Vo'. Nature 2020.
  14. Japanese National Institute of Infectious Diseases. Field Briefing: Diamond Princess COVID-19 Cases, 20 Feb Update. https://www.niid.go.jp/niid/en/2019-ncov-e/9417-covid-dp-fe-02.html (Accessed on March 01, 2020).
  15. Sakurai A, Sasaki T, Kato S, et al. Natural History of Asymptomatic SARS-CoV-2 Infection. N Engl J Med 2020.
  16. Tabata S, Imai K, Kawano S, et al. Clinical Characteristics of COVID-19 in 104 People With SARS-CoV-2 Infection on the Diamond Princess Cruise Ship: A Retrospective Analysis. Lancet Infect Dis 2020.
  17. Arons MM, Hatfield KM, Reddy SC, et al. Presymptomatic SARS-CoV-2 Infections and Transmission in a Skilled Nursing Facility. N Engl J Med 2020; 382:2081.
  18. Baggett TP, Keyes H, Sporn N, Gaeta JM. Prevalence of SARS-CoV-2 Infection in Residents of a Large Homeless Shelter in Boston. JAMA 2020.
  19. Campbell KH, Tornatore JM, Lawrence KE, et al. Prevalence of SARS-CoV-2 Among Patients Admitted for Childbirth in Southern Connecticut. JAMA 2020.
  20. Louie JK, Scott HM, DuBois A, et al. Lessons from Mass-Testing for COVID-19 in Long Term Care Facilities for the Elderly in San Francisco. Clin Infect Dis 2020.
  21. Hu Z, Song C, Xu C, et al. Clinical characteristics of 24 asymptomatic infections with COVID-19 screened among close contacts in Nanjing, China. Sci China Life Sci 2020; 63:706.
  22. Bajema KL, Oster AM, McGovern OL, et al. Persons Evaluated for 2019 Novel Coronavirus - United States, January 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020; 69:166.
  23. Huang C, Wang Y, Li X, et al. Clinical features of patients infected with 2019 novel coronavirus in Wuhan, China. Lancet 2020; 395:497.
  24. Chen N, Zhou M, Dong X, et al. Epidemiological and clinical characteristics of 99 cases of 2019 novel coronavirus pneumonia in Wuhan, China: a descriptive study. Lancet 2020; 395:507.
  25. Wang D, Hu B, Hu C, et al. Clinical Characteristics of 138 Hospitalized Patients With 2019 Novel Coronavirus-Infected Pneumonia in Wuhan, China. JAMA 2020.
  26. Liu K, Fang YY, Deng Y, et al. Clinical characteristics of novel coronavirus cases in tertiary hospitals in Hubei Province. Chin Med J (Engl) 2020; 133:1025.
  27. Yang X, Yu Y, Xu J, et al. Clinical course and outcomes of critically ill patients with SARS-CoV-2 pneumonia in Wuhan, China: a single-centered, retrospective, observational study. Lancet Respir Med 2020; 8:475.
  28. Wu Z, McGoogan JM. Characteristics of and Important Lessons From the Coronavirus Disease 2019 (COVID-19) Outbreak in China: Summary of a Report of 72 314 Cases From the Chinese Center for Disease Control and Prevention. JAMA 2020.
  29. Richardson S, Hirsch JS, Narasimhan M, et al. Presenting Characteristics, Comorbidities, and Outcomes Among 5700 Patients Hospitalized With COVID-19 in the New York City Area. JAMA 2020.
  30. Myers LC, Parodi SM, Escobar GJ, Liu VX. Characteristics of Hospitalized Adults With COVID-19 in an Integrated Health Care System in California. JAMA 2020.
  31. Cummings MJ, Baldwin MR, Abrams D, et al. Epidemiology, clinical course, and outcomes of critically ill adults with COVID-19 in New York City: a prospective cohort study. Lancet 2020; 395:1763.
  32. Petrilli CM, Jones SA, Yang J, et al. Factors associated with hospital admission and critical illness among 5279 people with coronavirus disease 2019 in New York City: prospective cohort study. BMJ 2020; 369:m1966.
  33. Lewnard JA, Liu VX, Jackson ML, et al. Incidence, clinical outcomes, and transmission dynamics of severe coronavirus disease 2019 in California and Washington: prospective cohort study. BMJ 2020; 369:m1923.
  34. Docherty AB, Harrison EM, Green CA, et al. Features of 20 133 UK patients in hospital with covid-19 using the ISARIC WHO Clinical Characterisation Protocol: prospective observational cohort study. BMJ 2020; 369:m1985.
  35. Suleyman G, Fadel RA, Malette KM, et al. Clinical Characteristics and Morbidity Associated With Coronavirus Disease 2019 in a Series of Patients in Metropolitan Detroit. JAMA Netw Open 2020; 3:e2012270.
  36. Report of the WHO-China Joint Mission on Coronavirus DIsease 2019 (COVID-2019). February 16-24, 2020. http://www.who.int/docs/default-source/coronaviruse/who-china-joint-mission-on-covid-19-final-report.pdf (Accessed on March 04, 2020).
  37. Verity R, Okell LC, Dorigatti I, et al. Estimates of the severity of coronavirus disease 2019: a model-based analysis. Lancet Infect Dis 2020; 20:669.
  38. Zhou F, Yu T, Du R, et al. Clinical course and risk factors for mortality of adult inpatients with COVID-19 in Wuhan, China: a retrospective cohort study. Lancet 2020; 395:1054.
  39. Grasselli G, Pesenti A, Cecconi M. Critical Care Utilization for the COVID-19 Outbreak in Lombardy, Italy: Early Experience and Forecast During an Emergency Response. JAMA 2020.
  40. Onder G, Rezza G, Brusaferro S. Case-Fatality Rate and Characteristics of Patients Dying in Relation to COVID-19 in Italy. JAMA 2020.
  41. KCDC. Updates on COVID-19 in Korea. March 14, 2020. https://www.cdc.go.kr/board/board.es?mid=a30402000000&bid=0030 (Accessed on March 14, 2020).
  42. Centers for Disease Control and Prevention. COVID-19 Pandemic Planning Scenarios. https://www.cdc.gov/coronavirus/2019-ncov/hcp/planning-scenarios.html (Accessed on July 28, 2020).
  43. WHO. Estimating mortality from COVID-19: Scientific brief, 4 August 2020. https://www.who.int/publications/i/item/WHO-2019-nCoV-Sci-Brief-Mortality-2020.1 (Accessed on August 13, 2020)
  44. Meyerowitz-Katz G, Merone L. A systematic review and meta-analysis of published research data on COVID-19 infection-fatality rates. Int J Infect Dis 2020.
  45. Weinberger DM, Chen J, Cohen T, et al. Estimation of Excess Deaths Associated With the COVID-19 Pandemic in the United States, March to May 2020. JAMA Intern Med 2020.
  46. Woolf SH, Chapman DA, Sabo RT, et al. Excess Deaths From COVID-19 and Other Causes, March-April 2020. JAMA 2020; 324:510.
  47. Liang W, Guan W, Chen R, et al. Cancer patients in SARS-CoV-2 infection: a nationwide analysis in China. Lancet Oncol 2020; 21:335.
  48. CDC COVID-19 Response Team. Preliminary Estimates of the Prevalence of Selected Underlying Health Conditions Among Patients with Coronavirus Disease 2019 - United States, February 12-March 28, 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020; 69:382.
  49. Lighter J, Phillips M, Hochman S, et al. Obesity in patients younger than 60 years is a risk factor for Covid-19 hospital admission. Clin Infect Dis 2020.
  50. Williamson EJ, Walker AJ, Bhaskaran K, et al. OpenSAFELY: factors associated with COVID-19 death in 17 million patients. Nature 2020.
  51. Tartof SY, Qian L, Hong V, et al. Obesity and Mortality Among Patients Diagnosed With COVID-19: Results From an Integrated Health Care Organization. Ann Intern Med 2020.
  52. Dai M, Liu D, Liu M, et al. Patients with Cancer Appear More Vulnerable to SARS-CoV-2: A Multicenter Study during the COVID-19 Outbreak. Cancer Discov 2020; 10:783.
  53. Centers for Disease Control and Prevention. People who are at higher risk for severe illness https://www.cdc.gov/coronavirus/2019-ncov/need-extra-precautions/people-at-higher-risk.html (Accessed on April 01, 2020).
  54. McMichael TM, Currie DW, Clark S, et al. Epidemiology of Covid-19 in a Long-Term Care Facility in King County, Washington. N Engl J Med 2020; 382:2005.
  55. Stokes EK, Zambrano LD, Anderson KN, et al. Coronavirus Disease 2019 Case Surveillance - United States, January 22-May 30, 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020; 69:759.
  56. Chen T, Wu D, Chen H, et al. Clinical characteristics of 113 deceased patients with coronavirus disease 2019: retrospective study. BMJ 2020; 368:m1091.
  57. Kragholm K, Andersen MP, Gerds TA, et al. Association between male sex and outcomes of Coronavirus Disease 2019 (Covid-19) - a Danish nationwide, register-based study. Clin Infect Dis 2020.
  58. Garg S, Kim L, Whitaker M, et al. Hospitalization Rates and Characteristics of Patients Hospitalized with Laboratory-Confirmed Coronavirus Disease 2019 - COVID-NET, 14 States, March 1-30, 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020; 69:458.
  59. Gold JAW, Wong KK, Szablewski CM, et al. Characteristics and Clinical Outcomes of Adult Patients Hospitalized with COVID-19 - Georgia, March 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020; 69:545.
  60. Price-Haywood EG, Burton J, Fort D, Seoane L. Hospitalization and Mortality among Black Patients and White Patients with Covid-19. N Engl J Med 2020; 382:2534.
  61. Wortham JM, Lee JT, Althomsons S, et al. Characteristics of Persons Who Died with COVID-19 — United States, February 12–May 18, 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020.
  62. Moore JT, Ricaldi JN, Rose CE, et al. Disparities in Incidence of COVID-19 Among Underrepresented Racial/Ethnic Groups in Counties Identified as Hotspots During June 5–18, 2020 — 22 States, February–June 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020.
  63. Wu C, Chen X, Cai Y, et al. Risk Factors Associated With Acute Respiratory Distress Syndrome and Death in Patients With Coronavirus Disease 2019 Pneumonia in Wuhan, China. JAMA Intern Med 2020.
  64. Shi S, Qin M, Shen B, et al. Association of Cardiac Injury With Mortality in Hospitalized Patients With COVID-19 in Wuhan, China. JAMA Cardiol 2020.
  65. Liao D, Zhou F, Luo L, et al. Haematological characteristics and risk factors in the classification and prognosis evaluation of COVID-19: a retrospective cohort study. Lancet Haematol 2020.
  66. Maghbooli Z, Sahraian MA, Ebrahimi M, et al. Vitamin D sufficiency, a serum 25-hydroxyvitamin D at least 30 ng/mL reduced risk for adverse clinical outcomes in patients with COVID-19 infection. PLoS One 2020; 15:e0239799.
  67. Munshi R, Hussein MH, Toraih EA, et al. Vitamin D insufficiency as a potential culprit in critical COVID-19 patients. J Med Virol 2020.
  68. Liu Y, Yan LM, Wan L, et al. Viral dynamics in mild and severe cases of COVID-19. Lancet Infect Dis 2020; 20:656.
  69. Magleby R, Westblade LF, Trzebucki A, et al. Impact of SARS-CoV-2 Viral Load on Risk of Intubation and Mortality Among Hospitalized Patients with Coronavirus Disease 2019. Clin Infect Dis 2020.
  70. To KK, Tsang OT, Leung WS, et al. Temporal profiles of viral load in posterior oropharyngeal saliva samples and serum antibody responses during infection by SARS-CoV-2: an observational cohort study. Lancet Infect Dis 2020; 20:565.
  71. Xu D, Zhou F, Sun W, et al. Relationship Between serum SARS-CoV-2 nucleic acid(RNAemia) and Organ Damage in COVID-19 Patients: A Cohort Study. Clin Infect Dis 2020.
  72. Veyer D, Kernéis S, Poulet G, et al. Highly sensitive quantification of plasma SARS-CoV-2 RNA shelds light on its potential clinical value. Clin Infect Dis 2020.
  73. Hogan CA, Stevens BA, Sahoo MK, et al. High Frequency of SARS-CoV-2 RNAemia and Association With Severe Disease. Clin Infect Dis 2020.
  74. Ellinghaus D, Degenhardt F, Bujanda L, et al. Genomewide Association Study of Severe Covid-19 with Respiratory Failure. N Engl J Med 2020.
  75. van der Made CI, Simons A, Schuurs-Hoeijmakers J, et al. Presence of Genetic Variants Among Young Men With Severe COVID-19. JAMA 2020.
  76. Wynants L, Van Calster B, Collins GS, et al. Prediction models for diagnosis and prognosis of covid-19 infection: systematic review and critical appraisal. BMJ 2020; 369:m1328.
  77. CDC COVID-19 Response Team. Severe Outcomes Among Patients with Coronavirus Disease 2019 (COVID-19) - United States, February 12-March 16, 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020; 69:343.
  78. Cunningham JW, Vaduganathan M, Claggett BL, et al. Clinical Outcomes in Young US Adults Hospitalized With COVID-19. JAMA Intern Med 2020.
  79. Li Q, Guan X, Wu P, et al. Early Transmission Dynamics in Wuhan, China, of Novel Coronavirus-Infected Pneumonia. N Engl J Med 2020; 382:1199.
  80. Guan WJ, Ni ZY, Hu Y, et al. Clinical Characteristics of Coronavirus Disease 2019 in China. N Engl J Med 2020; 382:1708.
  81. Lauer SA, Grantz KH, Bi Q, et al. The Incubation Period of Coronavirus Disease 2019 (COVID-19) From Publicly Reported Confirmed Cases: Estimation and Application. Ann Intern Med 2020; 172:577.
  82. Qin J, You C, Lin Q, et al. Estimation of incubation period distribution of COVID-19 using disease onset forward time: a novel cross-sectional and forward follow-up study. Sci Adn 2020.
  83. Zayet S, Kadiane-Oussou NJ, Lepiller Q, et al. Clinical features of COVID-19 and influenza: a comparative study on Nord Franche-Comte cluster. Microbes Infect 2020.
  84. Struyf T, Deeks JJ, Dinnes J, et al. Signs and symptoms to determine if a patient presenting in primary care or hospital outpatient settings has COVID-19 disease. Cochrane Database Syst Rev 2020; 7:CD013665.
  85. Pan F, Ye T, Sun P, et al. Time Course of Lung Changes at Chest CT during Recovery from Coronavirus Disease 2019 (COVID-19). Radiology 2020; 295:715.
  86. Shi H, Han X, Jiang N, et al. Radiological findings from 81 patients with COVID-19 pneumonia in Wuhan, China: a descriptive study. Lancet Infect Dis 2020; 20:425.
  87. Goyal P, Choi JJ, Pinheiro LC, et al. Clinical Characteristics of Covid-19 in New York City. N Engl J Med 2020; 382:2372.
  88. Giacomelli A, Pezzati L, Conti F, et al. Self-reported olfactory and taste disorders in SARS-CoV-2 patients: a cross-sectional study. Clin Infect Dis 2020.
  89. Lechien JR, Chiesa-Estomba CM, De Siati DR, et al. Olfactory and gustatory dysfunctions as a clinical presentation of mild-to-moderate forms of the coronavirus disease (COVID-19): a multicenter European study. Eur Arch Otorhinolaryngol 2020; 277:2251.
  90. Mercante G, Ferreli F, De Virgilio A, et al. Prevalence of Taste and Smell Dysfunction in Coronavirus Disease 2019. JAMA Otolaryngol Head Neck Surg 2020.
  91. Tong JY, Wong A, Zhu D, et al. The Prevalence of Olfactory and Gustatory Dysfunction in COVID-19 Patients: A Systematic Review and Meta-analysis. Otolaryngol Head Neck Surg 2020; 163:3.
  92. Chung TW, Sridhar S, Zhang AJ, et al. Olfactory Dysfunction in Coronavirus Disease 2019 Patients: Observational Cohort Study and Systematic Review. Open Forum Infect Dis 2020; 7:ofaa199.
  93. Spinato G, Fabbris C, Polesel J, et al. Alterations in Smell or Taste in Mildly Symptomatic Outpatients With SARS-CoV-2 Infection. JAMA 2020.
  94. Lechien JR, Chiesa-Estomba CM, Hans S, et al. Loss of Smell and Taste in 2013 European Patients With Mild to Moderate COVID-19. Ann Intern Med 2020.
  95. Boscolo-Rizzo P, Borsetto D, Fabbris C, et al. Evolution of Altered Sense of Smell or Taste in Patients With Mildly Symptomatic COVID-19. JAMA Otolaryngol Head Neck Surg 2020.
  96. Jin X, Lian JS, Hu JH, et al. Epidemiological, clinical and virological characteristics of 74 cases of coronavirus-infected disease 2019 (COVID-19) with gastrointestinal symptoms. Gut 2020; 69:1002.
  97. Cheung KS, Hung IFN, Chan PPY, et al. Gastrointestinal Manifestations of SARS-CoV-2 Infection and Virus Load in Fecal Samples From a Hong Kong Cohort: Systematic Review and Meta-analysis. Gastroenterology 2020.
  98. Colavita F, Lapa D, Carletti F, et al. SARS-CoV-2 Isolation From Ocular Secretions of a Patient With COVID-19 in Italy With Prolonged Viral RNA Detection. Ann Intern Med 2020.
  99. Ma N, Li P, Wang X, et al. Ocular Manifestations and Clinical Characteristics of Children With Laboratory-Confirmed COVID-19 in Wuhan, China. JAMA Ophthalmol 2020.
  100. Annweiler C, Sacco G, Salles N, et al. National French Survey of COVID-19 Symptoms in People Aged 70 and Over. Clin Infect Dis 2020.
  101. Recalcati S. Cutaneous manifestations in COVID-19: a first perspective. J Eur Acad Dermatol Venereol 2020; 34:e212.
  102. Manalo IF, Smith MK, Cheeley J, Jacobs R. A dermatologic manifestation of COVID-19: Transient livedo reticularis. J Am Acad Dermatol 2020.
  103. Galván Casas C, Català A, Carretero Hernández G, et al. Classification of the cutaneous manifestations of COVID-19: a rapid prospective nationwide consensus study in Spain with 375 cases. Br J Dermatol 2020; 183:71.
  104. Alramthan A, Aldaraji W. Two cases of COVID-19 presenting with a clinical picture resembling chilblains: first report from the Middle East. Clin Exp Dermatol 2020.
  105. Kolivras A, Dehavay F, Delplace D, et al. Coronavirus (COVID-19) infection-induced chilblains: A case report with histopathologic findings. JAAD Case Rep 2020.
  106. de Masson A, Bouaziz JD, Sulimovic L, et al. Chilblains is a common cutaneous finding during the COVID-19 pandemic: A retrospective nationwide study from France. J Am Acad Dermatol 2020.
  107. Cohen PA, Hall LE, John JN, Rapoport AB. The Early Natural History of SARS-CoV-2 Infection: Clinical Observations From an Urban, Ambulatory COVID-19 Clinic. Mayo Clin Proc 2020; 95:1124.
  108. Arentz M, Yim E, Klaff L, et al. Characteristics and Outcomes of 21 Critically Ill Patients With COVID-19 in Washington State. JAMA 2020.
  109. Cao J, Tu WJ, Cheng W, et al. Clinical Features and Short-term Outcomes of 102 Patients with Corona Virus Disease 2019 in Wuhan, China. Clin Infect Dis 2020.
  110. Xie Y, Wang X, Yang P, et al. COVID-19 Complicated by Acute Pulmonary Embolism. Images in Cardiothoracic Imaging 2020.
  111. Danzi GB, Loffi M, Galeazzi G, Gherbesi E. Acute pulmonary embolism and COVID-19 pneumonia: a random association? Eur Heart J 2020; 41:1858.
  112. Zhang Y, Xiao M, Zhang S, et al. Coagulopathy and Antiphospholipid Antibodies in Patients with Covid-19. N Engl J Med 2020; 382:e38.
  113. Mao L, Jin H, Wang M, et al. Neurologic Manifestations of Hospitalized Patients With Coronavirus Disease 2019 in Wuhan, China. JAMA Neurol 2020.
  114. Klok FA, Kruip MJHA, van der Meer NJM, et al. Incidence of thrombotic complications in critically ill ICU patients with COVID-19. Thromb Res 2020; 191:145.
  115. Oxley TJ, Mocco J, Majidi S, et al. Large-Vessel Stroke as a Presenting Feature of Covid-19 in the Young. N Engl J Med 2020; 382:e60.
  116. Merkler AE, Parikh NS, Mir S, et al. Risk of Ischemic Stroke in Patients With Coronavirus Disease 2019 (COVID-19) vs Patients With Influenza. JAMA Neurol 2020.
  117. Mehta P, McAuley DF, Brown M, et al. COVID-19: consider cytokine storm syndromes and immunosuppression. Lancet 2020; 395:1033.
  118. Wang C, Kang K, Gao Y, et al. Cytokine Levels in the Body Fluids of a Patient With COVID-19 and Acute Respiratory Distress Syndrome: A Case Report. Ann Intern Med 2020.
  119. Restivo DA, Centonze D, Alesina A, Marchese-Ragona R. Myasthenia Gravis Associated With SARS-CoV-2 Infection. Ann Intern Med 2020.
  120. Berzuini A, Bianco C, Paccapelo C, et al. Red cell-bound antibodies and transfusion requirements in hospitalized patients with COVID-19. Blood 2020; 136:766.
  121. Toscano G, Palmerini F, Ravaglia S, et al. Guillain-Barré Syndrome Associated with SARS-CoV-2. N Engl J Med 2020; 382:2574.
  122. Morris SB, Schwartz NG, Patel P, et al. Case Series of Multisystem Inflammatory Syndrome in Adults Associated with SARS-CoV-2 Infection — United Kingdom and United States, March–August 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020.
  123. Rawson TM, Moore LSP, Zhu N, et al. Bacterial and fungal co-infection in individuals with coronavirus: A rapid review to support COVID-19 antimicrobial prescribing. Clin Infect Dis 2020.
  124. Sepulveda J, Westblade LF, Whittier S, et al. Bacteremia and Blood Culture Utilization During COVID-19 Surge in New York City. J Clin Microbiol 2020.
  125. Koehler P, Cornely OA, Böttiger BW, et al. COVID-19 associated pulmonary aspergillosis. Mycoses 2020; 63:528.
  126. Blaize M, Mayaux J, Nabet C, et al. Fatal Invasive Aspergillosis and Coronavirus Disease in an Immunocompetent Patient. Emerg Infect Dis 2020; 26:1636.
  127. van Arkel ALE, Rijpstra TA, Belderbos HNA, et al. COVID-19-associated Pulmonary Aspergillosis. Am J Respir Crit Care Med 2020; 202:132.
  128. Bartoletti M, Pascale R, Cricca M, et al. Epidemiology of invasive pulmonary aspergillosis among COVID-19 intubated patients: a prospective study. Clin Infect Dis 2020.
  129. Puelles VG, Lütgehetmann M, Lindenmeyer MT, et al. Multiorgan and Renal Tropism of SARS-CoV-2. N Engl J Med 2020.
  130. Wichmann D, Sperhake JP, Lütgehetmann M, et al. Autopsy Findings and Venous Thromboembolism in Patients With COVID-19. Ann Intern Med 2020.
  131. Solomon IH, Normandin E, Bhattacharyya S, et al. Neuropathological Features of Covid-19. N Engl J Med 2020.
  132. Lindner D, Fitzek A, Bräuninger H, et al. Association of Cardiac Infection With SARS-CoV-2 in Confirmed COVID-19 Autopsy Cases. JAMA Cardiol 2020.
  133. World Health Organization Director-General's opening remarks at the media briefing on COVID-19 - 24 February 2020. Available at: https://www.who.int/dg/speeches/detail/who-director-general-s-opening-remarks-at-the-media-briefing-on-covid-19---24-february-2020 (Accessed on February 26, 2020).
  134. Tenforde MW, Billig Rose E, Lindsell CJ, et al. Characteristics of Adult Outpatients and Inpatients with COVID-19 - 11 Academic Medical Centers, United States, March-May 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020; 69:841.
  135. Carfì A, Bernabei R, Landi F, Gemelli Against COVID-19 Post-Acute Care Study Group. Persistent Symptoms in Patients After Acute COVID-19. JAMA 2020.
  136. Helleberg M, Niemann CU, Moestrup KS, et al. Persistent COVID-19 in an Immunocompromised Patient Temporarily Responsive to Two Courses of Remdesivir Therapy. J Infect Dis 2020; 222:1103.
  137. Tenforde MW, Kim SS, Lindsell CJ, et al. Symptom Duration and Risk Factors for Delayed Return to Usual Health Among Outpatients with COVID-19 in a Multistate Health Care Systems Network — United States, March–June 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020.
  138. Huang Y, Tan C, Wu J, et al. Impact of coronavirus disease 2019 on pulmonary function in early convalescence phase. Respir Res 2020; 21:163.
  139. You J, Zhang L, Ni-Jia-Ti MY, et al. Anormal pulmonary function and residual CT abnormalities in rehabilitating COVID-19 patients after discharge. J Infect 2020.
  140. Mo X, Jian W, Su Z, et al. Abnormal pulmonary function in COVID-19 patients at time of hospital discharge. Eur Respir J 2020; 55.
  141. Hui DS, Wong KT, Ko FW, et al. The 1-year impact of severe acute respiratory syndrome on pulmonary function, exercise capacity, and quality of life in a cohort of survivors. Chest 2005; 128:2247.
  142. Puntmann VO, Carerj ML, Wieters I, et al. Outcomes of Cardiovascular Magnetic Resonance Imaging in Patients Recently Recovered From Coronavirus Disease 2019 (COVID-19). JAMA Cardiol 2020.
  143. Rajpal S, Tong MS, Borchers J, et al. Cardiovascular Magnetic Resonance Findings in Competitive Athletes Recovering From COVID-19 Infection. JAMA Cardiol 2020.
  144. Centers for Disease Control and Prevention. Interim Clinical Guidance for Management of Patients with Confirmed 2019 Novel Coronavirus (2019-nCoV) Infection, Updated February 12, 2020. https://www.cdc.gov/coronavirus/2019-ncov/hcp/clinical-guidance-management-patients.html (Accessed on February 14, 2020).
  145. Wong HYF, Lam HYS, Fong AH, et al. Frequency and Distribution of Chest Radiographic Findings in COVID-19 Positive Patients. Radiology 2019; :201160.
  146. ACR Recommendations for the use of Chest Radiography and Computed Tomography (CT) for Suspected COVID-19 Infection https://www.acr.org/Advocacy-and-Economics/ACR-Position-Statements/Recommendations-for-Chest-Radiography-and-CT-for-Suspected-COVID19-Infection (Accessed on April 01, 2020).
  147. Simpson S, Kay F, Abbara S, et al. Radiological Society of North America Expert Consensus Statement on Reporting Chest CT Findings Related to COVID-19. Endorsed by the Society of Thoracic Radiology, the American College of Radiology, and RSNA. Radiolology: Cardiothoracic imaging 2020.
  148. Zhao W, Zhong Z, Xie X, et al. Relation Between Chest CT Findings and Clinical Conditions of Coronavirus Disease (COVID-19) Pneumonia: A Multicenter Study. AJR Am J Roentgenol 2020; 214:1072.
  149. Bao C, Liu X, Zhang H, et al. Coronavirus Disease 2019 (COVID-19) CT Findings: A Systematic Review and Meta-analysis. J Am Coll Radiol 2020; 17:701.
  150. Salameh JP, Leeflang MM, Hooft L, et al. Thoracic imaging tests for the diagnosis of COVID-19. Cochrane Database Syst Rev 2020; 9:CD013639.
  151. Ai T, Yang Z, Hou H, et al. Correlation of Chest CT and RT-PCR Testing in Coronavirus Disease 2019 (COVID-19) in China: A Report of 1014 Cases. Radiology 2020; :200642.
  152. Bai HX, Hsieh B, Xiong Z, et al. Performance of radiologists in differentiating COVID-19 from viral pneumonia on chest CT. Radiology 2020; :200823.
  153. Bernheim A, Mei X, Huang M, et al. Chest CT Findings in Coronavirus Disease-19 (COVID-19): Relationship to Duration of Infection. Radiology 2020; 295:200463.
  154. Xie X, Zhong Z, Zhao W, et al. Chest CT for Typical 2019-nCoV Pneumonia: Relationship to Negative RT-PCR Testing. Radiology 2020; :200343.
  155. Han X, Cao Y, Jiang N, et al. Novel Coronavirus Pneumonia (COVID-19) Progression Course in 17 Discharged Patients: Comparison of Clinical and Thin-Section CT Features During Recovery. Clin Infect Dis 2020.
  156. Cui Y, Tian M, Huang D, et al. A 55-Day-Old Female Infant Infected With 2019 Novel Coronavirus Disease: Presenting With Pneumonia, Liver Injury, and Heart Damage. J Infect Dis 2020; 221:1775.
  157. Jiehao C, Jin X, Daojiong L, et al. A Case Series of Children With 2019 Novel Coronavirus Infection: Clinical and Epidemiological Features. Clin Infect Dis 2020; 71:1547.
  158. Liu W, Zhang Q, Chen J, et al. Detection of Covid-19 in Children in Early January 2020 in Wuhan, China. N Engl J Med 2020; 382:1370.
  159. Qiu H, Wu J, Hong L, et al. Clinical and epidemiological features of 36 children with coronavirus disease 2019 (COVID-19) in Zhejiang, China: an observational cohort study. Lancet Infect Dis 2020; 20:689.
  160. Blanco JL, Ambrosioni J, Garcia F, et al. COVID-19 in patients with HIV: clinical case series. Lancet HIV 2020; 7:e314.
  161. Gervasoni C, Meraviglia P, Riva A, et al. Clinical features and outcomes of HIV patients with coronavirus disease 2019. Clin Infect Dis 2020.
  162. Sigel K, Swartz T, Golden E, et al. Covid-19 and People with HIV Infection: Outcomes for Hospitalized Patients in New York City. Clin Infect Dis 2020.
  163. Huang J, Xie N, Hu X, et al. Epidemiological, virological and serological features of COVID-19 cases in people living with HIV in Wuhan City: A population-based cohort study. Clin Infect Dis 2020.
  164. Inciarte A, Gonzalez-Cordon A, Rojas J, et al. Clinical characteristics, risk factors, and incidence of symptomatic coronavirus disease 2019 in a large cohort of adults living with HIV: a single-center, prospective observational study. AIDS 2020; 34:1775.
  165. Del Amo J, Polo R, Moreno S, et al. Incidence and Severity of COVID-19 in HIV-Positive Persons Receiving Antiretroviral Therapy: A Cohort Study. Ann Intern Med 2020.
  166. Meyerowitz EA, Kim AY, Ard KL, et al. Disproportionate burden of COVID-19 among racial minorities and those in congregate settings among a large cohort of people with HIV. AIDS 2020.
  167. Collins LF, Moran CA, Oliver NT, et al. Clinical characteristics, comorbidities and outcomes among persons with HIV hospitalized with coronavirus disease 2019 in Atlanta, Georgia. AIDS 2020; 34:1789.
  168. Dandachi D, Geiger G, Montgomery MW, et al. Characteristics, Comorbidities, and Outcomes in a Multicenter Registry of Patients with HIV and Coronavirus Disease-19. Clin Infect Dis 2020.