12 октября 2020, 00:00

Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): эпидемиология, вирусология и профилактика

Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): эпидемиология, вирусология и профилактика

Оригинал: Coronavirus disease 2019 (COVID-19): Epidemiology, virology, and prevention

Автор: Кеннет Макинтош, MD

Опубликовано: UpToDate 12 октября 2020 г.

Перевод: Вадим Шиндяпин, Полина Шило,  Елена Попова, Анна Шестакова, Наталия Шахгильдян, Фонд профилактики рака; Елена Головина, Медач; Анна Ковалева

Редакция: Михаил Повиленский, Александр Табакаев, Алиса Скнар, Полина Наймушина, Таню Молчунова, Медач

Введение

Коронавирусы — важные патогены человека и животных. В конце 2019 года новый коронавирус стал причиной множества случаев пневмонии в Ухане, городе китайской провинции Хубэй. Вирус быстро распространился, что привело к эпидемии в Китае. За этим последовало увеличение числа случаев заболевания в других странах мира. В феврале 2020 года Всемирная организация здравоохранения дала название новой болезни — COVID-19 [1]. Вирус, который вызывает COVID-19, назван «коронавирусом, вызывающим тяжелый острый респираторный синдром — 2» (SARS-CoV-2); ранее он назывался 2019-nCoV.

Мы знаем о COVID-19 все больше. Всемирная организация здравоохранения и Центры по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) издали Временные руководства [2,3]. Ссылки на эти и другие методические рекомендации обществ можно найти в другом разделе (см. «Ссылки на рекомендации сообществ» ниже).

В этой статье будут обсуждаться вирусологические свойства, эпидемиология и профилактика COVID-19. Клинические особенности и диагностика COVID-19 подробно обсуждаются в другом месте. (см. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): клиника и диагностика»)

Тактика ведения пациентов с COVID-19 также подробно обсуждается в других статьях:

  1. (См. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): амбулаторное лечение у взрослых».)
  2. (См. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): лечение у госпитализированных взрослых».)
  3. (См. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): инфекционный контроль в здравоохранении и домашних условиях».)
  4. (См. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): первичная медицинская сортировка взрослых пациентов по телефону».)


Вопросы, связанные с COVID-19 у беременных женщин и детей, обсуждаются в других статьях:

  1. См. «Коронавирусное заболевание 2019 (COVID 19): особенности ведения у беременных» (перевод на русский язык).
  2. См. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): педиатрические аспекты» (перевод на русский язык).
  3. См. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): мультисистемный воспалительный синдром у детей».

Для получения подробной информации об осложнениях COVID-19 и проблемах, связанных с COVID-19 в других группах пациентов, следует смотреть обзоры конкретных тем.

Внебольничные коронавирусы, коронавирус тяжелого острого респираторного синдрома (SARS) и коронавирус ближневосточного респираторного синдрома (MERS) обсуждаются отдельно (см. «Коронавирусы» и «Тяжелый острый респираторный синдром (ТОРС)» и «Ближневосточный респираторный синдром коронавируса: вирусология, патогенез и эпидемиология»).

Вирусология

Коронавирусы – семейство РНК-содержащих вирусов, покрытых оболочкой. Полногеномное секвенирование и филогенетический анализ показали, что коронавирус, который вызывает COVID-19, является бета-коронавирусом из того же подрода, что и вирус тяжелого острого респираторного синдрома (SARS), так же как и нескольких коронавирусов летучих мышей, но находится в другой кладе. Исследовательская группа по коронавирусу Международного комитета по таксономии вирусов предложила название  — «коронавирус, вызывающий тяжелый острый респираторный синдром — 2» (SARS-CoV-2) [4]. Вирус ближневосточного респираторного синдрома (MERS), еще один бета-коронавирус, кажется, имеет достаточно отдаленную связь с SARS-CoV-2 [5, 6]. Ближайшее сходство последовательности РНК прослеживается с двумя коронавирусами летучих мышей, и, вероятно, летучие мыши являются основным источником вируса; неизвестно, передается ли вирус COVID-19 непосредственно от летучих мышей или через какой-либо другой механизм (например, через промежуточного хозяина) [7]. (См. «Коронавирусы», раздел «Вирусология»).

Для проникновения в клетку вирус SARS-CoV-2 использует тот же рецептор, что и SARS-CoV — ангиотензин-превращающий фермент 2 типа (АПФ-2) [8], а также клеточную протеазу TMPRSS2 [9].

SARS-CoV-2 связывается с АПФ-2 при помощи рецептор-связывающего домена белка-«шипа» (spike, S-белок). Исследование изменений аминокислот в составе S-белка SARS-CoV-2 показало, что замена D614G (глицин на аспарагиновую кислоту) является доминирующим полиморфизмом участка гена, кодирующего рецептор-связывающий домен [10]. В исследованиях in vitro заражение клеток вирусными частицами G614 приводило к более высокой вирусной нагрузке, чем при заражении вирусами D614. Клиническая значимость этих открытий, однако, остается неясной. Было установлено, что вариант G614 не связан с повышенным риском госпитализации.

Эпидемиология

Географическое распространение

Во всем мире зарегистрировано более 30 миллионов подтвержденных случаев COVID-19. Обновленные данные о количестве случаев на английском языке можно найти на веб-сайтах Всемирной организации здравоохранения и Европейского центра профилактики и контроля заболеваний. Интерактивную карту, отражающую подтвержденные случаи по всему миру, можно найти здесь.

Со времени появления первых сообщений о случаях заболевания в Ухань, города в китайской провинции Хубэй, в конце 2019 года случаи заболевания регистрировались на всех континентах, кроме Антарктиды.

Официальная статистика недооценивает реальное количество случаев COVID-19, так как только часть случаев острой инфекции диагностируется и регистрируется. При изучении количества серопозитивных жителей США и Европы было установлено, что, после учета потенциального количества ложноположительных и ложноотрицательных тестов реальное количество людей, у которых присутствуют антитела к SARS-CoV-2, в 10 или более раз превышает официальные статистические данные [11-13].

Путь передачи

На данный момент нет полного понимания риска передачи инфекции. Эпидемиологическое расследование в Ухане в начале вспышки выявило первоначальную связь с рынком морепродуктов, где продавались живые животные. Большинство первых пациентов — продавцы или посетители этого рынка. Впоследствии рынок был закрыт для дезинфекции [14]. Однако по мере развития вспышки распространение вируса от человека к человеку стало основным способом передачи.

Путь передачи от человека к человеку

Прямая передача от человека к человеку является основным средством передачи тяжелого острого респираторного синдрома коронавируса 2 (SARS-CoV-2) [15]. Считается, что распространение SARS-CoV-2 от человека к человеку происходит при близком контакте в основном через капли, выделяемые из дыхательных путей. При передаче капель вирус, выделяемый из дыхательных путей при кашле, чихании или разговоре, может заразить другого человека, если он вступает в прямой контакт со слизистыми оболочками; инфекция также может возникнуть, если человек касается инфицированной поверхности, а затем дотрагивается до глаз, носа или рта. Капли обычно не преодолевают более двух метров.

SARS-CoV-2 может также передаваться воздушным путем через частицы размерами меньше, чем капли, которые на время остаются взвешенными в воздухе и преодолевают определенное расстояние, однако до сих пор остается неясным, какой вклад внес этот способ передачи в развитие пандемии [16-19]. Известны случаи вспышек SARS-CoV-2 среди людей, побывавших в одном ресторане или путешествующих на одном автобусе, что подтверждает возможность передачи вирусных частиц на более дальние расстояния в закрытых, плохо вентилируемых помещениях [20-22]. Результаты, полученные в ходе некоторых экспериментов, также поддерживают теорию о возможной передаче вируса воздушным путем через мелкие частицы, взвешенные в воздухе. Например, исследования, использующие высокоскоростную визуализацию выдохов, предположили, что дыхательные капли могут распыляться или переноситься в газовом облаке и иметь горизонтальные траектории более двух метров при речи, кашле или чихании [23-25]. В некоторых исследованиях вирусная РНК была выявлена в вентиляционных системах и в образцах воздуха в больничных палатах пациентов с COVID-19, включая тех, у кого болезнь протекала в легкой форме [26-30]. Попытки обнаружить жизнеспособные вирусные частицы в образцах воздуха и с поверхностей редко оказывались успешными [29-32]. Тем не менее, многие данные свидетельствуют о том, что передача с помощью мелких частиц, взвешенных в воздухе, не является основным путем распространения вируса [18, 19]. В нескольких отчетах, у медицинских сотрудников, контактировавших с пациентами с недиагностированной инфекцией и применявших только меры предосторожности по передаче капельным путем, вторичного заражения не произошло, несмотря на отсутствие иных воздушно-капельных мер предосторожности [33, 34]. Неопределенность относительно механизмов передачи отражается в рекомендациях по использованию средств индивидуальной защиты (СИЗ), которые отличаются в разных странах. Тем не менее, при выполнении процедур, сопровождающихся образованием аэрозоля, все же рекомендуются мероприятия, направленные на предотвращение именно аэрозольного пути передачи. Детально они обсуждаются в другом разделе (см. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): инфекционный контроль в медицинских учреждениях и домашних условиях», раздел «Пациенты с подозрением или подтвержденным COVID-19».)

SARS-CoV-2 был обнаружен в нереспираторных образцах, включая стул, кровь и выделения из глаз, но их роль в передаче неизвестна [35-41]. В частности, в нескольких докладах описано обнаружение РНК SARS-CoV-2 в образцах кала даже после того, как вирусная РНК уже не определялась в образцах выделений из верхних дыхательных путей [38, 39]. В редких случаях, из кала культивировался живой вирус [36, 42]. Известно о нескольких случаях инфекции, произошедших в одном жилом доме, что предполагает образование аэрозоля, содержащего вирусные частицы, из кала, и передача вируса через канализационную систему [43]. Тем не менее, согласно совместному отчету ВОЗ и Китая, не является значимым фактором в распространении инфекции [44].

Обнаружение РНК SARS-CoV-2 в крови также сообщалось в некоторых, но не во всех исследованиях [35, 36, 39, 45, 46]. Однако вероятность передачи через кровь (например, через продукты крови или иглы) представляется низкой; респираторные вирусы, как правило, не передаются через кровь, и факт передачи SARS-CoV-2, MERS-CoV или SARS-CoV при переливании крови не нашел подтверждений [47] (см. «Скрининг доноров крови: лабораторные исследования», раздел «Возникающие возбудители инфекционных заболеваний»).

Также нет доказательств того, что SARS-CoV-2 может передаваться при контакте с участками, не покрытыми слизистыми оболочками (например, поврежденная кожа).

Риск вертикальной передачи SARS-CoV-2 обсуждается в отдельном разделе. (см. «Коронавирусное заболевание 2019 (COVID 19): особенности ведения у беременных» (перевод на русский язык), раздел «Риск врожденной инфекции»).

Выделение вируса и контагиозный период

Интервал, в течение которого человек с COVID-19 заразен, не определен. По-видимому, SARS-CoV-2 может передаваться еще до появления клинических симптомов, но особенно высока вероятность его передачи в ранний симптоматический период. С течением болезни, риск передачи значительно снижается. Риск передачи вируса после 7-10 дня болезни крайне низкий, особенно для людей с нормальной функцией иммунной системы.

  • Период максимальной контагиозности Наибольший риск передачи вируса определяется на самых ранних этапах болезни, которые сопровождаются максимальным выделением вирусной РНК из верхних дыхательных путей [48-52]. Одно смоделированное исследование, основанное на времени передачи вируса среди 77 пар в Китае (со средним интервалом 5,8 дня между появлением симптомов в каждой паре), предположило, что период контагиозности начался за 2,3 дня до появления симптомов, достиг пика за 0,7 дня до появления симптомов и снизился в течение семи дней [51]. В другом исследовании, в котором оценивалось более 2500 близких контактов 100 пациентов с COVID-19 на Тайване, все из 22 вторичных случаев впервые подвергались контакту с источником заболевания в течение шести дней после появления симптомов; не было зарегистрировано ни одного случая заражения в 850 контактах, воздействие которых было после этого интервала [53].
  • Более длительный период выделения вирусной РНК не свидетельствует о продолжительной контагиозности Продолжительность выделения вируса варьируется: скорее всего, существует широкий диапазон, который зависит от возраста и тяжести заболевания [39, 50, 54-58]. Авторы исследования, проведенного в Италии, предположили, что в среднем выделение вируса прекращается через 30 дней после первичного диагноза [59], У некоторых лиц выделение вирусной РНК может продолжаться еще в течение нескольких месяцев после начала заболевания [58]. Тем не менее, сам факт выделения вирусной РНК не всегда означает наличие живого вируса, и, вероятно, существует пороговый уровень РНК, ниже которого передача инфекции маловероятна.
    В исследовании, включавшем 9 пациентов с легкими формами COVID-19, описанном выше, вирус не был обнаружен в образцах дыхательных путей, когда уровень вирусной РНК был < 10 6 копий/мл [50]. В другом исследовании инфекционный вирус был обнаружен только на хранящихся респираторных образцах, которые имели высокую концентрацию вирусной РНК (ОТ-ПЦР-положительный при пороге цикла [Ct] < 24) [60]. Согласно информации центров США по контролю и профилактике заболеваний (CDC), когда у пациентов по-прежнему обнаруживается вирусная РНК в образцах верхних дыхательных путей после клинического выздоровления, через три дня после выздоровления концентрации РНК обычно находятся на уровне или ниже уровней,  при которой способный к репликации вирус может быть надежно выделен. Кроме того, выделение инфекционного вируса из образцов верхних дыхательных путей более чем через 10 дней после начала заболевания еще не было задокументировано [50, 60-63]. Помимо отдельных отчетов о возможной реинфекции, случаев передачи инфекции от пациентов, у которых повторно определялась РНК после перенесенной болезни и разрешения клинических симптомов, на данный момент не зарегистрировано [64]. (См. «Риск повторного заражения» ниже).
    Периодически появляются клинические отчеты, в которых описывается выделение вируса из образцов отделяемого из респираторных путей, или кала, спустя более 20 дней после начала симптомов, преимущественно у пациентов с тяжелым или критически тяжелым течением COVID-19. Однако необходимы дальнейшие исследования для лучшего понимания встречаемости и клинической значимости этих данных [42,62,65,66].
    Влияние выделения вирусной РНК на меры предосторожности при инфекционном контроле обсуждается в другом месте (cм. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): инфекционный контроль в медицинских учреждениях и домашних условиях», раздел «Отмена мер предосторожности»).

Передача при отсутствии или до начала симптомов — Передача SARS-CoV-2 от бессимптомных носителей или лиц, находящихся на этапе инкубационного периода, на сегодняшний момент хорошо описана [67-73].

Биологическое обоснование этого факта подтверждается исследованием вспышки SARS-CoV-2 в учреждении длительного ухода, в котором вирус был культивирован из положительных образцов верхних дыхательных путей с помощью обратной транскрипционной полимеразной цепной реакции (ОТ-ПЦР) у бессимптомных пациентов и пациентов в инкубационном периоде  за шесть дней до развития типичных симптомов [74]. Уровни вирусной нагрузки и длительность определения РНК в верхних дыхательных путях сходны с данными показателями у пациентов с симптомами [75].

Тем не менее, степень, в которой происходит бессимптомная передача или передача во время инкубационного периода, и насколько она способствует распространению пандемии, остается неизвестной. В анализе 157 случаев заболевания COVID-19, в Сингапуре, было установлено, что передача в течение инкубационного периода составила 6,4 %; в таких случаях воздействие происходило за один-три дня до развития симптомов [76]. В другом исследовании, которое включ ало пассажиров американского круизного лайнера, среди которых произошла вспышка SARS-CoV-2, наличие вируса было определено у 63 % пассажиров, кто жил в одной каюте с бессимптомными носителями инфекции (по сравнению с 81% пассажиров, деливших каюты с лицами с симптоматической инфекцией, и 18% пассажиров, проживающих в одноместных каютах) [77].

Риск передачи инфекции зависит от типа контакта с больным человеком — Риск передачи инфекции от переносчика SARS-CoV-2 варьируется в зависимости от типа и продолжительности контакта, применения профилактических мер, а также от индивидуальных факторов (например, количества вирусных частиц в секрете дыхательных путей) [78]. (см. «Выделение вируса и контагиозный период» ранее).

Риск передачи вируса повышается при более близком и продолжительном контакте и достигает максимума при длительном контакте в закрытом помещении. Таким образом, большинство случаев вторичного заражения было зарегистрировано при следующих обстоятельствах:

  • При внутрисемейном контакте уровень передачи вируса достигает 15 % (44, 79-83) или даже выше [72, 84-86]. Крупномасштабное исследование серологических показателей у жителей Испании подтвердило более высокий риск передачи инфекции среди людей, проживающих вместе [87]. Частота определения антител к SARS-CoV-2 составила 31-37 % (в зависимости от метода серологического исследования, который был использован) среди лиц, которые проживали с больными COVID-19 (по сравнению с 10-14 % у тех, кто контактировал с коллегами, друзьями или родственниками, больными COVID-19, но проживающими отдельно.
  • В учреждениях здравоохранения в случаях, когда персонал не использовал СИЗ (в т. ч. в больницах [88] и учреждениях длительного ухода [89]),
  • В других местах скопления людей (на круизных лайнерах [90], в приютах для бездомных людей [91, 92], местах лишения свободы [93, 94] и пищевых предприятиях [95,96]).

Отслеживание контактов на ранних стадиях эпидемии в различных местах позволило предположить, что большинство случаев вторичного инфицирования отмечалось при внутрисемейных контактах с частотой до 15 % [32, 61–64], некоторые исследования сообщают о более высокой частоте заражений внутри дома одной семьи [46, 65, 66]. Согласно совместному отчету ВОЗ и Китая, уровень вторичного заражения COVID-19 составил от 1 до 5 % среди десятков тысяч лиц, контактировавших с зараженными в различных регионах Китая. Большинство из них произошло внутри семьи, при этом уровень вторичного заражения составил от 3 до 10 % [32]. В США частота вторичного заражения составила 0,45 % среди 445 близких контактов с 10 подтвержденными пациентами. Среди членов семей этот показатель составил 10,5 % [61]. В схожем исследовании в Корее эти показатели были сопоставимы, вторичное заражение происходило в 0,55 % всех контактов и 7,6 % контактов внутри семьи [62].

Сообщалось также о группах случаев после семейных, рабочих или дружеских встреч, где происходили близкие личные контакты [21,97,98]. Например, в эпидемиологическом анализе серии случаев в штате Иллинойс была продемонстрирована возможность передачи через две семейные встречи, на которых употреблялась общая пища и происходил активный обмен новостями, беседы лицом к лицу с теми, у кого позже подтвердили COVID-19 [97]. Посещение ресторанов и баров также было ассоциировано с высоким риском заражения, вероятно, по причине невозможности использования маски и соблюдения безопасной дистанции [99]. Сообщение о вспышке среди группы хора, с 33 подтвержденными и 20 вероятными случаями, идентифицированными среди 61 участника, которые посетили практическую сессию, подняло возможность высокого риска передачи из-за пения в непосредственной близости [21]. В целом, чаще всего передача инфекции происходит в закрытых посещениях, где происходит большое скопление народа [78, 100].

Контакт с больными COVID-19 во время длительных поездок и путешествий также несет высокий риск заражения. В одном исследовании описывалось, что после 10-часового полета в одном салоне бизнес-класса с пассажиром с подтвержденным позднее COVID-19, заразились 62 % людей. Практически все из заболевших (11 из 12) сидели на расстоянии не более 2-х метров от «нулевого» пациента [101]. Исследователи из Китая изучили риск заражения пассажиров поезда, сидевших в трех рядах от тех лиц, у кого позднее подтвердили COVID-19 [102]. Было выявлено 2334 первичных и 234 вторичных случая (0,32 %). Риск передачи инфекции был выше у пассажиров, сидевших на одном ряду с больными COVID-19, чем у тех, кто сидел на ряд впереди или сзади. Риск передачи инфекции также повышался с увеличением длительности путешествия. В данном исследовании не был учтен тот факт, что пассажиры, сидевшие рядом на одном ряду, могли вместе проживать или как-либо контактировать до поездки.

Несмотря на то, что риск передачи инфекции в открытом пространстве в целом ниже, близкий контакт с больным COVID-19 на улице все равно небезопасен.

Риск передачи инфекции при непрямом контакте, например, если человек проходит мимо больного с COVID-19 или прикасается к предметам, которых ранее касался больной COVID-19, остается неизученным и в целом считается достаточно низким. Несмотря на это, многие больные COVID-19 не отмечают и близких контактов с другими больными в течение нескольких недель до обнаружения вируса [103].

Риск передачи инфекции от детей с COVID-19 подробно разбирается в другом разделе (см. См. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): педиатрические аспекты» (перевод на русский язык))

Инфицирование окружающей среды Вирус, находящийся на загрязненных поверхностях, может стать источником инфекции, если люди касаются этих поверхностей, а затем слизистых оболочек губ, глаз или носа. Частота и важность этого пути передачи неясна. Вероятнее всего, окружающие предметы могут стать потенциально важным источником инфекции в условиях значительной контаминации вирусом (например, в доме инфицированного человека или в медицинских учреждениях).

Была описана обширная контаминация SARS-CoV-2 поверхностей в больничной палате и других помещениях, где находились пациенты с COVID-19 [26, 104, 105]. В исследовании, проведенном в Сингапуре, до генеральной уборки в инфекционном изоляторе для пациентов с легкой степенью тяжести COVID-19, вирусная РНК обнаруживалась на всех тестируемых поверхностях (ручках, выключателях, кроватях и поручнях, внутренней поверхности дверей и окнах, унитазе, раковине) [26]. Вирусная РНК не обнаружилась на тех же поверхностях в палатах двух пациентов после уборки (с дихлоризоциануратом натрия). Следует отметить, что обнаружение вирусной РНК не обязательно указывает на наличие способного к заражению вируса [50].

Неизвестно, как долго SARS-CoV-2 может сохраняться на поверхностях [106-108]. При изучении других коронавирусов было установлено, что без дезинфекции они могут сохраняться на поверхностях от шести до девяти дней. В исследовании, оценившем выживаемость вирусов на пластиковой поверхности, высушенной при комнатной температуре, образец, содержащий SARS-CoV (вирус схожий с SARS-CoV-2) сохранял инфекционность в течение шести, но не девяти дней [107]. Однако в систематическом обзоре сопоставимых исследований различные дезинфектанты (в т. ч. этанол в концентрациях 62 % и 71 %) инактивировали ряд коронавирусов, схожих с SARS-CoV-2, в течение одной минуты [106]. Также было показано, что имитируемый солнечный свет инактивирует SARS-CoV-2 в течение 15-20 минут в экспериментальных условиях, причем более высокие уровни ультрафиолетового B-излучения (UVB) ассоциируются с более быстрой инактивацией [109]. На основании полученных данных относительно других коронавирусов, продолжительность вирусной персистенции на поверхностях также может зависеть от температуры окружающей среды, относительной влажности и количества исходного инокулята [110].

Эти данные подчеркивают важность дезинфекции окружающих поверхностей в домах и медицинских учреждениях (см. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): инфекционный контроль в здравоохранении и домашних условиях», раздел «Экологическая дезинфекция»).

Неустановленный риск контакта с животными SARS-CoV-2 изначально передался людям от животного-хозяина, но постоянство риска передачи при контакте с животными остается неизвестным. Нет данных о том, что животные (в том числе домашние) являются основным источником инфекции для людей.

Инфекция SARS-CoV-2 была описана у животных как в природных, так и в экспериментальных условиях. Встречались редкие сообщения о животных, зараженных SARS-CoV-2 (в т. ч. бессимптомное течение у собак и симптомы инфекции у кошек) в процессе близких контактов с людьми, заболевшими COVID-19 [111-113]. Кроме того, бессимптомные, экспериментально инфицированные домашние кошки могут передавать SARS-CoV-2 кошкам, с которыми они содержатся в клетке [114]. Риск заражения может меняться в зависимости от вида. В одном исследовании ученые оценили риск инфицирования животных после интраназальной инокуляции вируса: репликация SARS-CoV-2 эффективнее происходила у хорьков и кошек. Репликация вируса также отмечалась у собак, но они оказались менее восприимчивы к инфекции в данном эксперименте [115]. Свиньи и птицы не были подвержены инфицированию. Норки оказались высоко восприимчивы к SARS-CoV-2. Вспышки инфекции на фермах были зарегистрированы в Нидерландах, и была также описана передача инфекции человеку [116].

Учитывая неопределенность в отношении риска передачи и предрасположенности некоторых животных к инфицированию SARS-CoV-2, CDC рекомендует ограничивать контакт домашних животных с другими животными или людьми за пределами семьи, а также стараться избегать контакта людей, у которых предполагается или подтвержден COVID-19, с домашними животными, так же как и с другими членами семьи в течение всего периода самоизоляции. Не было сообщений о том, что SARS-CoV-2 передается от животных к людям.

Иммунитет и риск повторного инфицирования Антитела к вирусу индуцируются у тех, кто заразился. Предварительные данные свидетельствуют, что некоторые из этих антител являются защитными, но это еще предстоит окончательно выяснить. Более того, неизвестно, имеют ли все инфицированные пациенты защитный иммунный ответ, и как долго держится защитный эффект.

  • Гуморальный иммунитет — Появляются данные о защитном иммунитете после COVID-19 [49, 50, 117]. В серии случаев, оценивающих реконвалесцентную плазму для лечения COVID-19, выявлена ​​нейтрализующая активность плазмы выздоровевших пациентов, которая, по-видимому, была передана реципиентам после инфузии плазмы [117]. Аналогичным образом в другом исследовании среди 23 пациентов, которые выздоровели от COVID-19, у большинства людей через 14 дней после начала симптомов заболевания были обнаружены антитела к рецепторсвязывающему домену белка шипа и белка нуклеокапсида с помощью твердофазного иммуноферментного анализа (ELISA). Титры антител по ИФА коррелировали с нейтрализующей активностью [49]. Однако, согласно некоторым данным, степень иммунной гуморальной реакции может быть связана с тяжестью заболевания. У пациентов с легко протекающим COVID-19 нейтрализующие антитела могут не определяться [118, 119].
    Более того, стойкость иммунитета до сих пор остается неизвестной, так как количество нейтрализующих антител уменьшается с течением времени [120-122]. В исследовании, включавшем 37 пациентов с симптоматическим COVID-19, было показано, что спустя 8 недель после выписки из больницы, активность нейтрализующих антител снизилась по медиане на 12 % у 62 % пациентов [120].  В другом исследовании среди 149 конвалесцентных пациентов, 7 % которых требовалась госпитализация, только у 1 % были высокие титры нейтрализующих антител в среднем через 39 дней после начала симптомов заболевания [121]. Тем не менее, рецептор-связывающие, домен-специфические B клетки были выявлены у 6 пациентов (из всех изученных) и потенциальные нейтрализующие антитела, несмотря на титры нейтрализцющей сыворотки, также были выявлены. Это предполагает, что могут быть созданы вакцины с высоким уровнем защиты, чтобы стимулировать создание таких антител.
  • Клеточный иммунитет — исследования также выявили SARS-CoV-2-специфические CD4- и CD8-Т-клеточные ответы у пациентов, которые выздоровели от COVID-19, и у лиц, которые получили исследуемую вакцину SARS-CoV-2, что указывает на потенциал для долгосрочного Т-клеточного иммунного ответа [123, 124].

    У некоторых лиц, не контактировавших с больными COVID-19, были также обнаружены CD4 Т-клетки, обладающие активностью по отношению к SARS-CoV-2.  Некоторые из этих клеток также обладали перекрестной реактивностью к антигенам коронавирусов, вызывающих обычные простудные заболевания [124-126]. Остается неизвестным, влияет ли наличие такой предварительной иммунной защиты на риск заражения или тяжесть течения COVID-19, а также на реакцию при вакцинации.
  • Защитный иммунный ответ после инфекции или вакцинации в исследованиях на приматах Результаты исследований на животных предполагают, что иммунный ответ может обеспечить некоторую защиту от повторной инфекции, хотя бы на короткое время [127-130]. В одном исследовании, включавшем 9 макак-резус, инфицированных SARS-CoV-2, у всех животных были определено появление нейтрализующих антител. После повторного заражения той же инфицирующей дозой спустя 35 дней у всех животных было зарегистрировано развитие анамнестического иммунного ответа, определялись более низкие уровни вирусной РНК и более быстрый темп снижения вирусной нагрузки по сравнению с первичной инфекцией у тех же и у других животных из контрольной группы [127]. В исследованиях, изучавших возможные вакцины на макаках было также предположено, что вакцинация приводит к более низкой вирусной нагрузке и более быстрому ее снижению в образцах из дыхательных путей по сравнению с контрольной группой, в которой вакцинация не проводилась [128,129,131-133].
  • Риск повторной инфекции — В целом, риск реинфекции, например, в течение первых нескольких месяцев после первичной инфекции, является небольшим.
    Тем не менее, были зарегистрированы отдельные случаи возможной реинфекции [134-136]. Так, у 33-летней женщины из Гонконга, у которой отсутствовали какие-либо симптомы COVID-19, во время проведения тестирования перед путешествием был обнаружен SARS-CoV-2. За пять месяцев до этого она перенесла COVID-19, который был лабораторно подтвержден и протекал в легкой форме. В обоих случаях было проведено секвенирование вирусных геномов и было обнаружено два отдельных штамма, что предполагало две независимые инфекции [134]. После первой перенесенной инфекци

    и у данной пациентки были определены нейтрализующие антитела, которые не определялись во время повторной инфекции [137]. Тем не менее, повторная инфекция протекала бессимптомно, и, возможно, это произошло за счет того, что иммунитет после первой инфекции ослабил проявления реинфекции, хотя и не предотвратил ее. Однако не все случаи предполагаемой реинфекции протекали в более легкой форме, чем первичная инфекция.Факт наличия положительного теста на SARS-CoV-2 после выздоровления не всегда обозначает реинфекцию. Для подтверждения реинфекции необходимо проводит секвенирование геномов вирусов в обоих случаях и сравнивать их. В некоторых исследованиях сообщалось о положительных тестах ОТ-ПЦР на SARS-CoV-2 у пациентов с лабораторно-подтвержденным COVID-19 после клинического улучшения и отрицательных результатов в двух последовательных тестах [138-141]. Однако эти положительные тесты были получены вскоре после отрицательных, что не было связано с ухудшением клинической симптоматики и могло не свидетельствовать о наличии способного к заражению вируса, а также, вероятно, не отражало развитие реинфекции. В частности, в докладе Корейских центров по контролю и профилактике заболеваний пациентов с COVID-19, у которых был повторный положительный тест РНК после того, как он был предварительно очищен от изоляции, инфекционный вирус не был выделен в клеточной культуре ни у одного из 108 протестированных пациентов [64]. Среди 790 контактов не было вновь подтвержденных случаев, которые были прослежены в течение периода повторного положительного теста.

Профилактика

Санитарно-эпидемиологический режим в медицинских учреждениях

В местах с высоким риском заражения применение профилактических мер для всех участников позволяет снизить количество контактов. Дополнительные меры необходимы для пациентов с подозрением на COVID-19 или подтвержденной COVID-19. Санитарно-эпидемиологический режим в медицинских учреждениях детально обсуждается в другом разделе (см. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): санитарно-эпидемиологический контроль в медицинских учреждениях и домашних условиях», раздел Санитарно-эпидемиологический контроль в медицинских учреждениях»).

Личные профилактические меры

При широком распространении SARS-CoV-2 в обществе следует ориентировать на соблюдение социальной дистанции, в частности на избегание больших скоплений людей, а также соблюдение дистанции в шесть шагов (два метра) от других людей в общественных местах. В особенности необходимо избегать тесного контакта с больными. Многие страны также поддерживают людей, которые носят маски в общественных местах. (См. «Меры общественного здравоохранения» ниже)

Для профилактики распространения инфекции дополнительно рекомендуют соблюдать  следующие меры:

  1. Тщательно мыть руки, особенно если вы трогали поверхности в публичных местах. При отсутствии видимого загрязнения вместо мыла можно использовать средства для обработки рук с содержанием этанола не менее 60 %.
  2. Соблюдать респираторную гигиену (прикрывать рот при кашле и чихании).
  3. Не трогать лицо (особенно глаза, нос и рот). Американская академия офтальмологии предполагает, что люди не носят контактные линзы, потому что они заставляют людей чаще прикасаться к своим глазам [93].
  4. Мыть и дезинфицировать предметы и поверхности,  к которым часто прикасаются. CDC выпустил рекомендации по дезинфекции в домашних условиях. Список средств, одобренных EPA, можно посмотреть здесь.
  5. Обеспечить достаточную вентиляцию закрытых помещений.

Этим мерам должны следовать все люди, но особенно строго соблюдать эти меры нужно пожилым и людям с хроническими заболеваниями.

На сайте CDC можно подробнее ознакомиться с мерами борьбы по распространению инфекции в общественных местах.

Ношение масок в общественных местах

Дополнительно, мы предлагаем, чтобы врачи советовали своим пациентам надевать немедицинские маски, если они находятся в общественных местах, где физически невозможно соблюсти социальную дистанцию. Это совпадает с рекомендациями Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) и Центра по контролю и профилактике заболеваний США. ВОЗ рекомендует ношение маски как часть общего подхода по снижению передачи SARS-CoV-2 в условиях, где существует риск такой передачи, а социальное дистанцирование может быть затруднено (например, общественные места, места проживания с высокой плотностью населения, общественный транспорт) [143]. В таких условиях ВОЗ советует, чтобы люди надевали немедицинские маски (например, часть одежды или ткани) и в то же время подчеркивает, что людям, которым более 60 лет и у которых есть сопутствующие заболевания, необходимо надевать медицинские маски также, как и тем, у кого есть симптомы, совпадающие с симптомами COVID-19. В США CDC обновили рекомендации в начале апреля и предписали людям закрывать лицо тканью (например, самодельными масками или банданами) в общественных местах, где трудно достичь социального дистанцирования, особенно в районах с высоким риском заражения [144]. CDC подчеркивает, что речь не идет о медицинских масках, которые необходимо зарезервировать для работников здравоохранения. Подробная информация по использованию масок доступна на сайте CDC. ВОЗ также опубликовала стандарты состава тканевых масок, которые обеспечивают оптимальную защиту [145]. Маски не должны содержать клапаны для выдоха. Тканевые маски должны быть сделаны из нескольких слоев ткани [146, 147].

Практикующим врачам при даче рекомендаций о ношении маски или других средств защиты на лице (ткань, элементы одежды и т.д.) нужно подчеркивать необходимость избегать прикосновений к глазам, к носу и рту при снятии маски, соблюдать гигиену рук после взаимодействия с ней и регулярно ее стирать. Врачам также необходимо  подчеркнуть, что маска не уменьшает важности других профилактических мер, таких как социальное дистанцирование и гигиена рук.

Рациональное зерно ношения маски сводится к задерживанию выдыхаемых частиц и профилактике передачи инфекции от людей с бессимптомными формами или заболевших в инкубационном периоде. Люди с симптомами ОРВИ (например, лихорадка и/или респираторные симптомы) должны оставаться дома (вдали от других людей и животных в домашнем хозяйстве) на время болезни и носить защитную маску, если они должны быть рядом с другими людьми. Некоторым из них показано обследование на COVID-19. Лица, ухаживающие за пациентами с подозреваемым или подтвержденным COVID-19 в домашних условиях, должны также носить защитную маску, когда находятся в той же комнате, что и этот пациент (если пациент не может носить защитную маску). (См.«Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): клинические особенности и диагностика», раздел «Клиническое подозрение и критерии для тестирования» и «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): санитарно-эпидемиологический контроль в здравоохранении и домашних условиях», раздел «Изоляция дома»).

Использование средств для защиты лица/масок для обеспечения контроля над источниками и снижения передачи инфекции в сообществе подтверждается косвенными данными [146, 148-153]. В ретроспективном исследовании 124 пациентов с подтвержденным COVID-19 и их семей в китайском городе Пекин, вторичная передача произошла в 41 семье. Использование масок членами семьи (в том числе нулевым пациентом) до начала заболевания у нулевого пациента было независимо связано с уменьшением риска инфицирования [148]. Тип используемой маски (медицинская или тканевая) не указан. В одном отчете описываются случаи двух парикмахеров с позднее диагностированным COVID-19, которые продолжали работать, несмотря на наличие симптомов, но использовали маски. Из 139 клиентов, с которыми мастера находились в близком контакте, ни один не заразился. Все клиенты использовали тканевые или медицинские маски [154].  В другом исследовании, которое включало 17 пациентов с простудными коронавирусными инфекциями, использование медицинской маски исключало обнаруживаемую вирусную РНК в капельных и аэрозольных частицах, собранных при выдохе (хотя вирусная РНК была обнаружена только в 30 и 40 % таких образцов, когда пациенты не носили маски) [149]. Несмотря на то, что все данные ограничиваются предположениями, исследования, в которых осуществлялось моделирование различных ситуаций, подтверждали, что использование масок снижает передачу инфекции, даже если маски умеренно ограничивают распространение выделений из респираторных путей [155, 156]. Исследования эффективности фильтрации тканей позволяют предположить, что некоторые ткани (например, ткань для кухонных полотенец [так называемое чайное полотенце в США], смесь хлопка и полипропилена), особенно если они двухслойные, могут приблизиться к эффективности фильтрации медицинских масок [146, 157]. Маски из других материалов (например, хлопковых футболок), должны быть двуслойными для обеспечения необходимой фильтрации [147]. Флисовые шарфы и банданы обладают низкой способностью к фильтрации [157].

Ношение маски может быть эффективно также для того, на кого она надета, хотя данные и ограничены. В отчете о 382 военнослужащих, за которыми велось наблюдение на предмет использования мер собственной безопасности в условиях вспышки SARS-CoV-2 на одном из американских военно-морских авианосцев, сообщение о ношении маски независимо ассоциировалось с низкой вероятностью инфекции (отношение шансов 0.3), также как избегание мест общего пользования (отношение шансов 0.6) и соблюдение социальной дистанции (отношение шансов 0.5) [158]. Также предполагается, что маски могут снижать количество вирусных частиц, попадающих в организм, и, таким образом, снижают риск тяжелого течения болезни [159, 160]. В ретроспективном исследовании, включавшем 1060 лиц, контактировавших с больными COVID-19 в Тайланде, было показано, что постоянное использование маски было связано с более низким риском инфекции. При этомтолько периодическое использование маски никак не влияло на уровень заболеваемости [161].

Несмотря на то, что защита глаз рекомендуется в условиях медицинских учреждений, роль защитных экранов для лица или специальных очков в дополнение к маскам в других общественных местах остается неясной [162, 163]. Авторы одного исследования предположили, что лица с COVID-19 реже носили очки по сравнению с общим населением. Однако обычные очки в целом не считаются достаточными для защиты глаз [164]. (см. «Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19): Контроль распространения инфекции в медицинских учреждениях и домашних условиях», раздел «Типы СИЗов»).

Социальное и физическое дистанцирование

В районах, где высок риск передачи инфекции в общественных местах, жителям следует советовать соблюдать социальную и физическую дистанцию как в закрытых помещениях, так и на улице. Оптимальная дистанция не установлена. В США, CDC рекомендует соблюдать дистанцию не менее 2 метров, в то время как ВОЗ — 1 метр. Целью соблюдения дистанции является избежание близкого контакта с инфицированным человеком, так как считается, что инфекция преимущественно передается именно при близком контакте (см. Путь передачи от человека к человеку ранее).

В США соблюдение дистанции, вероятно, независимо ассоциировано с более низким риском SARS-CoV-2 [152, 165-167]. В мета-анализе наблюдательных исследований, в которых изучалась связь между социальным дистанцированием и передачей SARS-CоV-2, SARS-CoV и MERS-CoV, была обнаружена взаимосвязь между риском инфекции и близким расстоянием. Риск инфицирования был выше при дистанции менее 1 метра по сравнению с более дальним нахождением от инфицированного человека (12,8 против 2,6 %) [152]. Дистанция более 2 метров была связана с дальнейшим снижением риска передачи инфекции.

Другие общественные профилактические мероприятия

30 января 2020 года ВОЗ объявила вспышку COVID-19 чрезвычайной ситуацией в области общественного здравоохранения, имеющей международное значение, и в марте 2020 года начала характеризовать ее как пандемию, чтобы подчеркнуть серьезность ситуации и настоятельно призвать всех страны должны принять меры по выявлению инфекции и предотвращению распространения. Во всем мире страны применяют различные нефармацевтические меры для снижения уровня передачи. В дополнение к личным профилактическим мерам (например, гигиена рук, дыхательный этикет и маски для лица, дезинфекция окружающей среды), стратегии по снижению передачи включают:

  1. Социальные/физические дистанцирующие предписания
  2. Предписания оставаться дома
  3. Закрытие школ, мест проведения массовых мероприятий и вспомогательного бизнеса
  4. Запреты на проведение общественных мероприятий
  5. Ограничение поездок с проверкой на выезде и/или въезде
  6. Тщательная идентификация и изоляция (отделение людей с инфекцией от других)
  7. Отслеживание контактов и карантин (отделение людей, подвергшихся воздействию других людей)

Эти меры были связаны со снижением заболеваемости SARS-CoV-2 с течением времени [168-175], хотя относительный вклад каждого из них трудно оценить, так как в большинстве стран применялась комбинация мер воздействия. Например, в эпидемиологическом исследовании в городе Ухань был проведен ряд таких мер воздействия (введение ограничений на поездки в Ухань и его окрестностях с домашним карантином и обязательным ношением масок в общественных местах с последующим централизованным карантином для всех случаев и контактов, за которым следовал профилактический скрининг всех жителей) были связаны с прогрессирующим снижением частоты подтвержденных случаев в Ухане и уменьшением эффективного репродуктивного числа (т.е. среднего числа вторичных случаев для каждого случая в популяции, состоящей из восприимчивых и невосприимчивых людей) от > 3 (до проведения вмешательств) до 0,3 (после их проведения) [168]. В другом исследовании, проведенном в Китае, в городах, в которых комбинированные меры контроля были превентивно реализованы до выявления случаев COVID-19, было зарегистрировано на 33 % меньше лабораторно подтвержденных случаев в течение первой недели вспышки по сравнению с городами, в которых меры контроля были реализованы позднее [169]. В исследовании, проведенном в Соединенных Штатах, в котором оценивались случаи инцидентов в приграничных округах штата Иллинойс, где было издано постановление о необходимости оставаться дома, и в штате Айова, где этого сделано не было, в округах штата Айова наблюдалось более быстрое увеличение числа случаев после выполнения этого приказа в штате Иллинойс, по оценкам, в течение одного месяца через месяц было зарегистрировано 217 случаев заболевания [170].

Для стран, где заболеваемость снизилась и рассматривается вопрос об ослаблении мер по сокращению передачи, ВОЗ выпустила временное руководство по осуществлению этого ослабления, которое включает поэтапный подход, который корректируется в соответствии с местными условиями и отдает приоритет защите уязвимых групп населения. Данное руководство рекомендует сохранить личные профилактические меры и усилить меры общественного здравоохранения по выявлению случаев изоляции и выявлению контактов для карантина [176, 177].

Конкретные рекомендации по глобальным путешествиям доступны на веб-сайте ВОЗ.

В  настоящее время в США CDC рекомендует, чтобы люди избегали любых несущественных международных поездок и необязательных поездок в некоторые внутренние районы [178]. Поскольку уровень риска путешествий быстро меняется, путешественникам следует проверять веб-сайты правительства США на наличие ограничений.

Необходимые действия для бессимптомных носителей, которые контактировали с инфицированными лицами

В районах с высоким риском распространения SARS-CoV-2 следует поощрять бдительность всех жителей в отношении симптомов и придерживаться социальной дистанции, оставаясь дома как можно дольше, а также соблюдая дистанцию при необходимости покинуть дом.

В Соединенных Штатах CDC предлагает этот подход для всех жителей [179]. CDC рекомендует людям, вернувшимся из международных путешествий (включая поездки на круизных лайнерах) и тем, у кого был близкий контакт с пациентом с COVID-19 или с подозрением на заражение (включая тех, у кого заболевание было обнаружено через 48 часов после контакта) соблюдать следующие меры [179, 180]:

  1. Самоизолироваться в течение 14 дней от последнего контакта, с поддержанием дистанции от других людей всегда не менее 6 шагов (2 метров).
  2. Избегать контакта с группами высокого риска тяжелого течения заболевания (кроме случаев, когда они являются совместно проживающими лицами и также ранее уже контактировали с инфицированным) (См. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): клинические особенности и диагностика», раздел «Факторы риска тяжелой болезни»).
  3. Измерять температуру тела 2 раза в день, с контролем лихорадки, кашля и одышки. Если появляются новые симптомы, то необходимо оставаться дома вдали от других членов семьи и обратиться к врачу. (См. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): амбулаторное лечение у взрослых», раздел «Управление и консультирование для всех амбулаторных больных»).

Лица, перенесшие подтвержденный COVID-19 в течение последних трех месяцев до контакта с инфицированными лицами, освобождаются от необходимости соблюдать вышеперечисленные меры.

Для лиц, не имеющих симптомов и являющихся критически важными работниками инфраструктуры, CDC представило руководство по возвращению на работу в течение 14 дней с момента последнего контакта с мониторингом симптомов и температуры, использованием маски, социальным дистанцированием и дезинфекцией рабочего пространства [182].

Тактика наблюдения медицинских работников с подтвержденным контактом обсуждается в другом разделе (см. «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): санитарно-эпидемиологический контроль в медицинских учреждениях и домашних условиях», раздел «Возвращение к работе для медицинских работников»).

Текущие исследования

Вакцины

В разработке находятся многочисленные вакцины от COVID-19 [183]. К ним относятся различные типы вакцин, включая вакцины на основе нуклеиновых кислот (мРНК и ДНК), вакцины против вирусных векторов и инактивированные или рекомбинантные белковые вакцины [184]. Различные вакцинные платформы различаются по своей потенциальной безопасности и иммуногенности, скорости и стоимости производства, а также по другим характеристикам, важным для удовлетворения глобального спроса. Каталог возможных вакцин с указанием стадии разработки, на которой они находятся, можно найти на сайте ВОЗ. Некоторые из этих вакцин на ранних стадиях испытаний стимулировали выработку связывающих антител, нейтрализующую активность, а также ответ Т-клеток у здоровых взрослых [185-191]. В исследованиях потенциальных вакцин на нечеловекообразных приматах также сообщалось, что введение вакцин было связано с более низкой вирусной нагрузкой и быстрым ее снижением в образцах из дыхательных путей по сравнению с теми же показателями у представителей контрольной группы, которым введение вакцины не производилось [128, 129, 131-133]. Масштабные исследования эффективности некоторых из этих потенциальных вакцин все еще продолжаются, и результаты ожидаются осенью и зимой 2020 года.

Также существует интерес к иммунизации бациллой Кальметта-Жерена (БЦЖ) для профилактики COVID-19, и в настоящее время проводятся клинические испытания для оценки возможности ее применения среди медицинских работников [192]. Исследования показали, что хотя основной целью является профилактика туберкулеза, иммунизация БЦЖ индуцирует неспецифический иммунный ответ, который может быть эффективен против немикобактериальных, включая вирусные, инфекций [193, 194]. Неизвестно, каким образом влияет иммунизация БЦЖ на COVID-19. ВОЗ рекомендует не использовать вакцинацию БЦЖ для профилактики или уменьшения тяжести COVID-19, пока не появится больше данных [195].

Постконтактная профилактика

Клинические испытания, направленные на оценку безопасности и эффективности постконтактной медикаментозной профилактики COVID-19, проводятся в США и других странах [196, 197]. Известно, что ни один препарат не способен предотвратить инфекцию. Авторы предлагают не проводить постэкспозиционную профилактику, пока не появятся соответствующие результаты клинических испытаний.

Гидроксихлорохин был одним из возможных кандидатов для постконтактной профилактики, но имеющиеся данные свидетельствуют о том, что он не эффективен в профилактике инфекции. В двойном слепом исследовании 821 человек были случайным образом распределены на группы, принимающие гидроксихлорохин или плацебо таблетки с фолиевой кислотой в течение четырех дней после домашнего или профессионального контакта с SARS-CoV-2, который был определен как контакт в пределах шести шагов в течение более 10 минут без глазного щитка; большинство также не носили медицинскую маску [199]. Гидроксихлорохин не снижал частоту сочетанного исхода подтвержденного полимеразной цепной реакцией (ПЦР) с подтверждением COVID-19 или стойких симптомов в течение 14 дней (11,8 против 14,3 % с плацебо, разница —2,4 процентных пункта, 95% доверительный интервал от 7,0 до 2,2); также не было различий в отдельных показателях случаев ПЦР-подтвержденных или предполагаемых случаев. Побочные эффекты были зарегистрированы у 40,1% пациентов, получавших гидроксихлорохин, по сравнению с 16,8% пациентов, получавших плацебо. Выпавших из-под последующего наблюдения примерно 11 %, более высокая частота прекращения лечения в группе, получавшей гидроксихлорохин, и использование собранных со слов пациентов симптомов в качестве индикаторов случая COVID-19 снижают уверенность в результатах; тем не менее, исследование не продемонстрировало, что гидроксихлорохин играет роль для профилактики COVID-19.

Ссылки на рекомендации профессиональных обществ

Ссылки на рекомендации общественные и поддерживаемые правительством руководства отдельных стран и регионов мира предоставлены отдельно. (См. «Ссылки на руководящие принципы Общества: Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19) — Международные и правительственные рекомендации по общему уходу» и «Ссылки на руководящие принципы Общества: Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19) — Руководства для специализированной помощи») и «Ссылки на руководящие принципы Общества: Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19) — «Ресурсы для пациентов»).

Информация для пациентов

UpToDate предлагает два типа образовательных материалов для пациентов: «Основы» и «Дополнительные сведения». «Основы» написаны простым языком, доступным для учеников 5–6 классов, и содержат ответы на четыре или пять ключевых вопросов, которые могут возникнуть у пациента в связи с данным состоянием. Эти статьи лучше всего подходят пациентам, которым необходима общая информация, и которые предпочитают короткие, простые для чтения материалы. «Дополнительные сведения» более длинные, сложные и подробные. Эти статьи написаны для уровня 10–11 классов и лучше подходят для пациентов, которые хотят углубиться в материал и свободно ориентируются в некоторых медицинских терминах.

Для просвещения пациентов здесь представлены статьи,  которые имеют отношение к этой теме. Мы рекомендуем вам распечатать эти материалы или разослать их по электронной почте своим пациентам (вы также можете найти статьи по обучению пациентов, выполнив поиск по интересующим вас ключевым словам).

Образовательные материалы UpToDate для пациентов (базовые), доступны по ссылке: (см. «Обучение пациентов: Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19) обзор (Основы)» и «Обучение пациентов: Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19) и беременность (Основы)» и «Обучение пациентов: Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19) и дети (Основы)»)

Резюме и рекомендации

  • В конце 2019 года новый коронавирус, теперь названный SARS-CoV-2, был определен как причина вспышки острого респираторного заболевания в китайском городе Ухань. В феврале 2020 года ВОЗ выделила заболевание COVID-19 — коронавирусная болезнь 2019 года (см. раздел «Введение» выше и «Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): Клинические особенности и диагностика», раздел «Введение»).
  • С момента появления первых сообщений о COVID-19 инфекция широко распространилась, уже зарегистрировано более 30 миллионов подтвержденных случаев по всему миру, что побудило ВОЗ объявить чрезвычайную ситуацию в области общественного здравоохранения в январе 2020 года и охарактеризовать ее как пандемию в марте 2020 (см. раздел «Эпидемиология» выше).
  • Прямой путь передачи от человека к человеку является основным способом передачи SARS-CoV-2. Считается, что это происходит через близкий контакт, главным образом через дыхательные капли. Вирус на сильно загрязненных поверхностях (например, в доме инфицированного человека или в медицинских учреждениях) может также быть источником инфекции, если восприимчивые люди касаются этих поверхностей и затем переносят инфекционный вирус на слизистые оболочки рта, глаз или носа. Уровень передачи вируса по воздуху (через частицы меньшего размера, чем капельки, которые остаются в воздухе, несмотря на долгое время и расстояние) остается спорным. (см. «Путь передачи от человека к человеку» выше и «Загрязнение окружающей среды» выше).
  • SARS-CoV-2 был обнаружен также в нереспираторных образцах, включая фекалии, но роль этих биологических материалов в передаче вируса неизвестна. (См. «Путь передачи от человека к человеку» выше).
  • Люди с инфекцией SARS-CoV-2, как представляется, более заразны на ранних стадиях инфекции (в том числе до развития симптомов). Как долго человек остается контагиозным неизвестно, но данные свидетельствуют о том, что длительное выделение вирусной РНК после устранения симптомов явно не связано с длительной контагиозностью. Выделение инфекционного вируса из образцов верхних дыхательных путей более чем через девять дней после начала заболевания еще не было задокументировано. (См. «Вирусное выделение и период инфекционности» выше).
  • По-видимому, инфекция индуцирует появление защитных антител. Тем не менее, пока неизвестно, имеют ли все инфицированные пациенты защитный иммунный ответ, и как долго будет действовать защитный эффект. (См. «Иммунитет и риск повторного заражения» выше.)
  • Чтобы снизить риск передачи инфекции в обществе, людям следует тщательнее мыть руки, соблюдать респираторную гигиену (прикрывать рот во время кашля) и по возможности избегать близких контактов с больными. Социальное дистанцирование рекомендуется в местах, где отмечается широкая распространенность инфекции. Рекомендуется носить немедицинские маски в общественных местах(см. «Личные профилактические меры (включая маски)» выше).
  • Мы рекомендуем не пытаться проводить постконтактную профилактику вне клинического испытания (степень доказательности 1B).
  • Временное руководство было издано ВОЗ и центрами по контролю и профилактике заболеваний США (CDC), а также другими экспертными организациями. Они обновляются на постоянной основе. Ссылки на эти руководства можно найти в другом месте. (см. «ссылки на рекомендации профессиональных сообществ» выше).

REFERENCES

  1. World Health Organization. Director-General's remarks at the media briefing on 2019-nCoV on 11 February 2020. http://www.who.int/dg/speeches/detail/who-director-general-s-remarks-at-the-media-briefing-on-2019-ncov-on-11-february-2020 (Accessed on February 12, 2020).
  2. Centers for Disease Control and Prevention. 2019 Novel coronavirus, Wuhan, China. Information for Healthcare Professionals. https://www.cdc.gov/coronavirus/2019-nCoV/hcp/index.html (Accessed on February 14, 2020).
  3. World Health Organization. Novel Coronavirus (2019-nCoV) technical guidance. https://www.who.int/emergencies/diseases/novel-coronavirus-2019/technical-guidance (Accessed on February 14, 2020).
  4. Gorbalenya AE, Baker SC, Baric RS, et al. Severe acute respiratory syndrome-related coronavirus: The species and its viruses – a statement of the Coronavirus Study Group. bioRxiv 2020. https://www.biorxiv.org/content/10.1101/2020.02.07.937862v1 (Accessed on February 12, 2020).
  5. Zhu N, Zhang D, Wang W, et al. A Novel Coronavirus from Patients with Pneumonia in China, 2019. N Engl J Med 2020; 382:727.
  6. Lu R, Zhao X, Li J, et al. Genomic characterisation and epidemiology of 2019 novel coronavirus: implications for virus origins and receptor binding. Lancet 2020; 395:565.
  7. Perlman S. Another Decade, Another Coronavirus. N Engl J Med 2020; 382:760.
  8. Zhou P, Yang XL, Wang XG, et al. A pneumonia outbreak associated with a new coronavirus of probable bat origin. Nature 2020; 579:270.
  9. Hoffmann M, Kleine-Weber H, Schroeder S, et al. SARS-CoV-2 Cell Entry Depends on ACE2 and TMPRSS2 and Is Blocked by a Clinically Proven Protease Inhibitor. Cell 2020; 181:271.
  10. Korber B, Fischer WM, Gnanakaran S, et al. Tracking Changes in SARS-CoV-2 Spike: Evidence that D614G Increases Infectivity of the COVID-19 Virus. Cell 2020; 182:812.
  11. Stringhini S, Wisniak A, Piumatti G, et al. Seroprevalence of anti-SARS-CoV-2 IgG antibodies in Geneva, Switzerland (SEROCoV-POP): a population-based study. Lancet 2020; 396:313.
  12. Centers for Disease Control and Prevention. Commercial Laboratory Seroprevalence Survey Data. https://www.cdc.gov/coronavirus/2019-ncov/cases-updates/commercial-lab-surveys.html (Accessed on July 06, 2020).
  13. Havers FP, Reed C, Lim T, et al. Seroprevalence of Antibodies to SARS-CoV-2 in 10 Sites in the United States, March 23-May 12, 2020. JAMA Intern Med 2020.
  14. World Health Organization. Novel coronavirus situation report -2. January 22, 2020. https://www.who.int/docs/default-source/coronaviruse/situation-reports/20200122-sitrep-2-2019-ncov.pdf (Accessed on January 23, 2020).
  15. Meyerowitz EA, Richterman A, Gandhi RT, Sax PE. Transmission of SARS-CoV-2: A Review of Viral, Host, and Environmental Factors. Ann Intern Med 2020.
  16. Morawska L and. It is time to address airborne transmission of. Clin Infect Dis 2020.
  17. World Health Organization. Transmission of SARS-CoV-2: Implications for infection prevention precautions. https://www.who.int/publications/i/item/modes-of-transmission-of-virus-causing-covid-19-implications-for-ipc-precaution-recommendations (Accessed on July 10, 2020).
  18. Klompas M, Baker MA, Rhee C. Airborne Transmission of SARS-CoV-2: Theoretical Considerations and Available Evidence. JAMA 2020.
  19. Chagla Z, Hota S, Khan S, et al. Airborne Transmission of COVID-19. Clin Infect Dis 2020.
  20. Lu J, Gu J, Li K, et al. COVID-19 Outbreak Associated with Air Conditioning in Restaurant, Guangzhou, China, 2020. Emerg Infect Dis 2020; 26:1628.
  21. Hamner L, Dubbel P, Capron I, et al. High SARS-CoV-2 Attack Rate Following Exposure at a Choir Practice - Skagit County, Washington, March 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020; 69:606.
  22. Shen Y, Li C, Dong H, et al. Community Outbreak Investigation of SARS-CoV-2 Transmission Among Bus Riders in Eastern China. JAMA Intern Med 2020.
  23. Bahl P, Doolan C, de Silva C, et al. Airborne or droplet precautions for health workers treating COVID-19? J Infect Dis 2020.
  24. Bourouiba L. Turbulent Gas Clouds and Respiratory Pathogen Emissions: Potential Implications for Reducing Transmission of COVID-19. JAMA 2020; 323:1837.
  25. Stadnytskyi V, Bax CE, Bax A, Anfinrud P. The airborne lifetime of small speech droplets and their potential importance in SARS-CoV-2 transmission. Proc Natl Acad Sci U S A 2020; 117:11875.
  26. Ong SWX, Tan YK, Chia PY, et al. Air, Surface Environmental, and Personal Protective Equipment Contamination by Severe Acute Respiratory Syndrome Coronavirus 2 (SARS-CoV-2) From a Symptomatic Patient. JAMA 2020; 323:1610.
  27. Guo ZD, Wang ZY, Zhang SF, et al. Aerosol and Surface Distribution of Severe Acute Respiratory Syndrome Coronavirus 2 in Hospital Wards, Wuhan, China, 2020. Emerg Infect Dis 2020; 26:1583.
  28. Liu Y, Ning Z, Chen Y, et al. Aerodynamic analysis of SARS-CoV-2 in two Wuhan hospitals. Nature 2020; 582:557.
  29. Zhou J, Otter JA, Price JR, et al. Investigating SARS-CoV-2 surface and air contamination in an acute healthcare setting during the peak of the COVID-19 pandemic in London. Clin Infect Dis 2020.
  30. Santarpia JL, Rivera DN, Herrera VL, et al. Aerosol and surface contamination of SARS-CoV-2 observed in quarantine and isolation care. Sci Rep 2020; 10:12732.
  31. Lednicky JA, Lauzardo M, Hugh Fan Z, et al. Viable SARS-CoV-2 in the air of a hospital room with COVID-19 patients. Int J Infect Dis 2020.
  32. Ben-Shmuel A, Brosh-Nissimov T, Glinert I, et al. Detection and infectivity potential of Severe Acute Respiratory Syndrome Coronavirus 2 (SARS-CoV-2) environmental contamination in isolation units and quarantine facilities. Clin Microbiol Infect 2020.
  33. Ng K, Poon BH, Kiat Puar TH, et al. COVID-19 and the Risk to Health Care Workers: A Case Report. Ann Intern Med 2020; 172:766.
  34. Wong SCY, Kwong RT, Wu TC, et al. Risk of nosocomial transmission of coronavirus disease 2019: an experience in a general ward setting in Hong Kong. J Hosp Infect 2020; 105:119.
  35. Chen W, Lan Y, Yuan X, et al. Detectable 2019-nCoV viral RNA in blood is a strong indicator for the further clinical severity. Emerg Microbes Infect 2020; 9:469.
  36. Wang W, Xu Y, Gao R, et al. Detection of SARS-CoV-2 in Different Types of Clinical Specimens. JAMA 2020; 323:1843.
  37. Colavita F, Lapa D, Carletti F, et al. SARS-CoV-2 Isolation From Ocular Secretions of a Patient With COVID-19 in Italy With Prolonged Viral RNA Detection. Ann Intern Med 2020; 173:242.
  38. Cheung KS, Hung IFN, Chan PPY, et al. Gastrointestinal Manifestations of SARS-CoV-2 Infection and Virus Load in Fecal Samples From a Hong Kong Cohort: Systematic Review and Meta-analysis. Gastroenterology 2020; 159:81.
  39. Zheng S, Fan J, Yu F, et al. Viral load dynamics and disease severity in patients infected with SARS-CoV-2 in Zhejiang province, China, January-March 2020: retrospective cohort study. BMJ 2020; 369:m1443.
  40. Li D, Jin M, Bao P, et al. Clinical Characteristics and Results of Semen Tests Among Men With Coronavirus Disease 2019. JAMA Netw Open 2020; 3:e208292.
  41. Pham TD, Huang C, Wirz OF, et al. SARS-CoV-2 RNAemia in a Healthy Blood Donor 40 Days After Respiratory Illness Resolution. Ann Intern Med 2020.
  42. Xiao F, Sun J, Xu Y, et al. Infectious SARS-CoV-2 in Feces of Patient with Severe COVID-19. Emerg Infect Dis 2020; 26:1920.
  43. Kang M, Wei J, Yuan J, et al. Probable Evidence of Fecal Aerosol Transmission of SARS-CoV-2 in a High-Rise Building. Ann Intern Med 2020.
  44. Report of the WHO-China Joint Mission on Coronavirus DIsease 2019 (COVID-2019). February 16-24, 2020. http://www.who.int/docs/default-source/coronaviruse/who-china-joint-mission-on-covid-19-final-report.pdf (Accessed on March 04, 2020).
  45. Yu F, Yan L, Wang N, et al. Quantitative Detection and Viral Load Analysis of SARS-CoV-2 in Infected Patients. Clin Infect Dis 2020; 71:793.
  46. Xu D, Zhou F, Sun W, et al. Relationship Between serum SARS-CoV-2 nucleic acid(RNAemia) and Organ Damage in COVID-19 Patients: A Cohort Study. Clin Infect Dis 2020.
  47. AABB. AABB’s Coronavirus Resources. http://www.aabb.org/advocacy/regulatorygovernment/Pages/AABB-Coronavirus-Resources.aspx (Accessed on April 21, 2020).
  48. Zou L, Ruan F, Huang M, et al. SARS-CoV-2 Viral Load in Upper Respiratory Specimens of Infected Patients. N Engl J Med 2020; 382:1177.
  49. To KK, Tsang OT, Leung WS, et al. Temporal profiles of viral load in posterior oropharyngeal saliva samples and serum antibody responses during infection by SARS-CoV-2: an observational cohort study. Lancet Infect Dis 2020; 20:565.
  50. Wölfel R, Corman VM, Guggemos W, et al. Virological assessment of hospitalized patients with COVID-2019. Nature 2020; 581:465.
  51. He X, Lau EHY, Wu P, et al. Temporal dynamics in viral shedding and transmissibility of COVID-19. Nat Med 2020; 26:672.
  52. COVID-19 Investigation Team. Clinical and virologic characteristics of the first 12 patients with coronavirus disease 2019 (COVID-19) in the United States. Nat Med 2020; 26:861.
  53. Cheng HY, Jian SW, Liu DP, et al. Contact Tracing Assessment of COVID-19 Transmission Dynamics in Taiwan and Risk at Different Exposure Periods Before and After Symptom Onset. JAMA Intern Med 2020.
  54. Liu Y, Yan LM, Wan L, et al. Viral dynamics in mild and severe cases of COVID-19. Lancet Infect Dis 2020; 20:656.
  55. Zhou F, Yu T, Du R, et al. Clinical course and risk factors for mortality of adult inpatients with COVID-19 in Wuhan, China: a retrospective cohort study. Lancet 2020; 395:1054.
  56. Xu K, Chen Y, Yuan J, et al. Factors Associated With Prolonged Viral RNA Shedding in Patients with Coronavirus Disease 2019 (COVID-19). Clin Infect Dis 2020; 71:799.
  57. Chau NVV, Thanh Lam V, Thanh Dung N, et al. The natural history and transmission potential of asymptomatic SARS-CoV-2 infection. Clin Infect Dis 2020.
  58. Xiao AT, Tong YX, Zhang S. Profile of RT-PCR for SARS-CoV-2: a preliminary study from 56 COVID-19 patients. Clin Infect Dis 2020.
  59. Mancuso P, Venturelli F, Vicentini M, et al. Temporal profile and determinants of viral shedding and of viral clearance confirmation on nasopharyngeal swabs from SARS-CoV-2-positive subjects: a population-based prospective cohort study in Reggio Emilia, Italy. BMJ Open 2020; 10:e040380.
  60. Bullard J, Dust K, Funk D, et al. Predicting infectious SARS-CoV-2 from diagnostic samples. Clin Infect Dis 2020.
  61. Centers for Disease Control and Prevention. Symptom-Based Strategy to Discontinue Isolation for Persons with COVID-19: Decision Memo. https://www.cdc.gov/coronavirus/2019-ncov/community/strategy-discontinue-isolation.html (Accessed on May 04, 2020).
  62. Liu WD, Chang SY, Wang JT, et al. Prolonged virus shedding even after seroconversion in a patient with COVID-19. J Infect 2020; 81:318.
  63. Perera RAPM, Tso E, Tsang OTY, et al. SARS-CoV-2 Virus Culture and Subgenomic RNA for Respiratory Specimens from Patients with Mild Coronavirus Disease. Emerg Infect Dis 2020; 26.
  64. Korean Centers for Disease Control and Prevention. Findings from Investigation and analysis of re-positive cases https://www.cdc.go.kr/board/board.es?mid=a30402000000&bid=0030 (Accessed on May 19, 2020).
  65. Centers for Disease Control and Prevention. Duration of Isolation and Precautions for Adults with COVID-19. https://www.cdc.gov/coronavirus/2019-ncov/hcp/duration-isolation.html (Accessed on July 24, 2020).
  66. Jeong HW, Kim SM, Kim HS, et al. Viable SARS-CoV-2 in various specimens from COVID-19 patients. Clin Microbiol Infect 2020.
  67. Rothe C, Schunk M, Sothmann P, et al. Transmission of 2019-nCoV Infection from an Asymptomatic Contact in Germany. N Engl J Med 2020; 382:970.
  68. Yu P, Zhu J, Zhang Z, Han Y. A Familial Cluster of Infection Associated With the 2019 Novel Coronavirus Indicating Possible Person-to-Person Transmission During the Incubation Period. J Infect Dis 2020; 221:1757.
  69. Bai Y, Yao L, Wei T, et al. Presumed Asymptomatic Carrier Transmission of COVID-19. JAMA 2020; 323:1406.
  70. Hu Z, Song C, Xu C, et al. Clinical characteristics of 24 asymptomatic infections with COVID-19 screened among close contacts in Nanjing, China. Sci China Life Sci 2020; 63:706.
  71. Qian G, Yang N, Ma AHY, et al. COVID-19 Transmission Within a Family Cluster by Presymptomatic Carriers in China. Clin Infect Dis 2020; 71:861.
  72. Böhmer MM, Buchholz U, Corman VM, et al. Investigation of a COVID-19 outbreak in Germany resulting from a single travel-associated primary case: a case series. Lancet Infect Dis 2020; 20:920.
  73. Wang Y, Tong J, Qin Y, et al. Characterization of an asymptomatic cohort of SARS-COV-2 infected individuals outside of Wuhan, China. Clin Infect Dis 2020.
  74. Arons MM, Hatfield KM, Reddy SC, et al. Presymptomatic SARS-CoV-2 Infections and Transmission in a Skilled Nursing Facility. N Engl J Med 2020; 382:2081.
  75. Lee S, Kim T, Lee E, et al. Clinical Course and Molecular Viral Shedding Among Asymptomatic and Symptomatic Patients With SARS-CoV-2 Infection in a Community Treatment Center in the Republic of Korea. JAMA Intern Med 2020.
  76. Wei WE, Li Z, Chiew CJ, et al. Presymptomatic Transmission of SARS-CoV-2 - Singapore, January 23-March 16, 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020; 69:411.
  77. Plucinski MM, Wallace M, Uehara A, et al. COVID-19 in Americans aboard the Diamond Princess cruise ship. Clin Infect Dis 2020.
  78. Cevik M, Marcus JL, Buckee C, Smith TC. SARS-CoV-2 transmission dynamics should inform policy. Clin Infect Dis 2020.
  79. Burke RM, Midgley CM, Dratch A, et al. Active Monitoring of Persons Exposed to Patients with Confirmed COVID-19 - United States, January-February 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020; 69:245.
  80. COVID-19 National Emergency Response Center, Epidemiology and Case Management Team, Korea Centers for Disease Control and Prevention. Coronavirus Disease-19: Summary of 2,370 Contact Investigations of the First 30 Cases in the Republic of Korea. Osong Public Health Res Perspect 2020; 11:81.
  81. Park SY, Kim YM, Yi S, et al. Coronavirus Disease Outbreak in Call Center, South Korea. Emerg Infect Dis 2020; 26:1666.
  82. Bi Q, Wu Y, Mei S, et al. Epidemiology and transmission of COVID-19 in 391 cases and 1286 of their close contacts in Shenzhen, China: a retrospective cohort study. Lancet Infect Dis 2020; 20:911.
  83. Luo L, Liu D, Liao X, et al. Contact Settings and Risk for Transmission in 3410 Close Contacts of Patients With COVID-19 in Guangzhou, China : A Prospective Cohort Study. Ann Intern Med 2020.
  84. Wu J, Huang Y, Tu C, et al. Household Transmission of SARS-CoV-2, Zhuhai, China, 2020. Clin Infect Dis 2020.
  85. Rosenberg ES, Dufort EM, Blog DS, et al. COVID-19 Testing, Epidemic Features, Hospital Outcomes, and Household Prevalence, New York State-March 2020. Clin Infect Dis 2020.
  86. Lewis NM, Chu VT, Ye D, et al. Household Transmission of SARS-CoV-2 in the United States. Clin Infect Dis 2020.
  87. Pollan M, Perez-Gomez B, Pastor-Barriuso R, et al. Prevalence of SARS-CoV-2 in Spain (ENE-COVID): a nationwide, population-based seroepidemiological study. Lancet 2020.
  88. Wang D, Hu B, Hu C, et al. Clinical Characteristics of 138 Hospitalized Patients With 2019 Novel Coronavirus-Infected Pneumonia in Wuhan, China. JAMA 2020; 323:1061.
  89. McMichael TM, Clark S, Pogosjans S, et al. COVID-19 in a Long-Term Care Facility - King County, Washington, February 27-March 9, 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020; 69:339.
  90. Kakimoto K, Kamiya H, Yamagishi T, et al. Initial Investigation of Transmission of COVID-19 Among Crew Members During Quarantine of a Cruise Ship - Yokohama, Japan, February 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020; 69:312.
  91. Mosites E, Parker EM, Clarke KEN, et al. Assessment of SARS-CoV-2 Infection Prevalence in Homeless Shelters - Four U.S. Cities, March 27-April 15, 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020; 69:521.
  92. Baggett TP, Keyes H, Sporn N, Gaeta JM. Prevalence of SARS-CoV-2 Infection in Residents of a Large Homeless Shelter in Boston. JAMA 2020; 323:2191.
  93. Wallace M, Hagan L, Curran KG, et al. COVID-19 in Correctional and Detention Facilities - United States, February-April 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020; 69:587.
  94. Saloner B, Parish K, Ward JA, et al. COVID-19 Cases and Deaths in Federal and State Prisons. JAMA 2020; 324:602.
  95. Steinberg J, Kennedy ED, Basler C, et al. COVID-19 Outbreak Among Employees at a Meat Processing Facility - South Dakota, March-April 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020; 69:1015.
  96. Dyal JW, Grant MP, Broadwater K, et al. COVID-19 Among Workers in Meat and Poultry Processing Facilities - 19 States, April 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020; 69.
  97. Ghinai I, Woods S, Ritger KA, et al. Community Transmission of SARS-CoV-2 at Two Family Gatherings - Chicago, Illinois, February-March 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020; 69:446.
  98. Pung R, Chiew CJ, Young BE, et al. Investigation of three clusters of COVID-19 in Singapore: implications for surveillance and response measures. Lancet 2020; 395:1039.
  99. Fisher KA, Tenforde MW, Feldstein LR, et al. Community and Close Contact Exposures Associated with COVID-19 Among Symptomatic Adults ≥18 Years in 11 Outpatient Health Care Facilities — United States, July 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020.
  100. Adam DC, Wu P, Wong JY, et al. Clustering and superspreading potential of SARS-CoV-2 infections in Hong Kong. Nat Med 2020.
  101. Khanh NC, Thai PQ, Quach HL, et al. Transmission of Severe Acute Respiratory Syndrome Coronavirus 2 During Long Flight. Emerg Infect Dis 2020; 26.
  102. Hu M, Lin H, Wang J, et al. The risk of COVID-19 transmission in train passengers: an epidemiological and modelling study. Clin Infect Dis 2020.
  103. Tenforde MW, Billig Rose E, Lindsell CJ, et al. Characteristics of Adult Outpatients and Inpatients with COVID-19 - 11 Academic Medical Centers, United States, March-May 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020; 69:841.
  104. Yung CF, Kam KQ, Wong MSY, et al. Environment and Personal Protective Equipment Tests for SARS-CoV-2 in the Isolation Room of an Infant With Infection. Ann Intern Med 2020; 173:240.
  105. Yamagishi T, Ohnishi M, Matsunaga N, et al. Environmental Sampling for Severe Acute Respiratory Syndrome Coronavirus 2 During a COVID-19 Outbreak on the Diamond Princess Cruise Ship. J Infect Dis 2020; 222:1098.
  106. Kampf G, Todt D, Pfaender S, Steinmann E. Persistence of coronaviruses on inanimate surfaces and their inactivation with biocidal agents. J Hosp Infect 2020; 104:246.
  107. Rabenau HF, Cinatl J, Morgenstern B, et al. Stability and inactivation of SARS coronavirus. Med Microbiol Immunol 2005; 194:1.
  108. van Doremalen N, Bushmaker T, Morris DH, et al. Aerosol and Surface Stability of SARS-CoV-2 as Compared with SARS-CoV-1. N Engl J Med 2020; 382:1564.
  109. Ratnesar-Shumate S, Williams G, Green B, et al. Simulated Sunlight Rapidly Inactivates SARS-CoV-2 on Surfaces. J Infect Dis 2020; 222:214.
  110. Otter JA, Donskey C, Yezli S, et al. Transmission of SARS and MERS coronaviruses and influenza virus in healthcare settings: the possible role of dry surface contamination. J Hosp Infect 2016; 92:235.
  111. World Organization for Animal Health. Questions and Answers on the 2019 Coronavirus Disease (COVID-19), section on Surveillance and events in animals. https://www.oie.int/en/scientific-expertise/specific-information-and-recommendations/questions-and-answers-on-2019novel-coronavirus/ (Accessed on April 13, 2020).
  112. Sit THC, Brackman CJ, Ip SM, et al. Infection of dogs with SARS-CoV-2. Nature 2020.
  113. Newman A, Smith D, Ghai RR, et al. First Reported Cases of SARS-CoV-2 Infection in Companion Animals — New York, March–April 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020.
  114. Halfmann PJ, Hatta M, Chiba S, et al. Transmission of SARS-CoV-2 in Domestic Cats. N Engl J Med 2020; 383:592.
  115. Shi J, Wen Z, Zhong G, et al. Susceptibility of ferrets, cats, dogs, and other domesticated animals to SARS-coronavirus 2.Science 2020; 368:1016.
  116. European Ministry of Africulture, Nature and Food Quality. SARS-CoV-2 infections of mink in the Netherlands. https://ec.europa.eu/food/sites/food/files/animals/docs/reg-com_ahw_20200618_covid_mink_nld.pdf (Accessed on July 24, 2020).
  117. Shen C, Wang Z, Zhao F, et al. Treatment of 5 Critically Ill Patients With COVID-19 With Convalescent Plasma. JAMA 2020; 323:1582.
  118. Rijkers G, Murk JL, Wintermans B, et al. Differences in Antibody Kinetics and Functionality Between Severe and Mild Severe Acute Respiratory Syndrome Coronavirus 2 Infections. J Infect Dis 2020; 222:1265.
  119. Lynch KL, Whitman JD, Lacanienta NP, et al. Magnitude and kinetics of anti-SARS-CoV-2 antibody responses and their relationship to disease severity. Clin Infect Dis 2020.
  120. Long QX, Tang XJ, Shi QL, et al. Clinical and immunological assessment of asymptomatic SARS-CoV-2 infections. Nat Med 2020; 26:1200.
  121. Robbiani DF, Gaebler C, Muecksch F, et al. Convergent antibody responses to SARS-CoV-2 in convalescent individuals. Nature 2020; 584:437.
  122. Wang K, Long QX, Deng HJ, et al. Longitudinal dynamics of the neutralizing antibody response to SARS-CoV-2 infection. Clin Infect Dis 2020.
  123. Zhu FC, Li YH, Guan XH, et al. Safety, tolerability, and immunogenicity of a recombinant adenovirus type-5 vectored COVID-19 vaccine: a dose-escalation, open-label, non-randomised, first-in-human trial. Lancet 2020; 395:1845.
  124. Grifoni A, Weiskopf D, Ramirez SI, et al. Targets of T Cell Responses to SARS-CoV-2 Coronavirus in Humans with COVID-19 Disease and Unexposed Individuals. Cell 2020; 181:1489.
  125. Mateus J, Grifoni A, Tarke A, et al. Selective and cross-reactive SARS-CoV-2 T cell epitopes in unexposed humans. Science 2020.
  126. Braun J, Loyal L, Frentsch M, et al. SARS-CoV-2-reactive T cells in healthy donors and patients with COVID-19. Nature 2020.
  127. Chandrashekar A, Liu J, Martinot AJ, et al. SARS-CoV-2 infection protects against rechallenge in rhesus macaques. Science 2020.
  128. Gao Q, Bao L, Mao H, et al. Development of an inactivated vaccine candidate for SARS-CoV-2. Science 2020; 369:77.
  129. Yu J, Tostanoski LH, Peter L, et al. DNA vaccine protection against SARS-CoV-2 in rhesus macaques. Science 2020; 369:806.
  130. Deng W, Bao L, Liu J, et al. Primary exposure to SARS-CoV-2 protects against reinfection in rhesus macaques. Science 2020; 369:818.
  131. Corbett KS, Flynn B, Foulds KE, et al. Evaluation of the mRNA-1273 Vaccine against SARS-CoV-2 in Nonhuman Primates. N Engl J Med 2020.
  132. Mercado NB, Zahn R, Wegmann F, et al. Single-shot Ad26 vaccine protects against SARS-CoV-2 in rhesus macaques. Nature 2020.
  133. van Doremalen N, Lambe T, Spencer A, et al. ChAdOx1 nCoV-19 vaccine prevents SARS-CoV-2 pneumonia in rhesus macaques. Nature 2020.
  134. To KK, Hung IF, Ip JD, et al. COVID-19 re-infection by a phylogenetically distinct SARS-coronavirus-2 strain confirmed by whole genome sequencing. Clin Infect Dis 2020.
  135. Van Elslande J, Vermeersch P, Vandervoort K, et al. Symptomatic SARS-CoV-2 reinfection by a phylogenetically distinct strain. Clin Infect Dis 2020.
  136. Gupta V, Bhoyar RC, Jain A, et al. Asymptomatic reinfection in two healthcare workers from India with genetically distinct SARS-CoV-2. Clin Infect Dis 2020.
  137. To KK, Hung IF, Chan KH, et al. Serum antibody profile of a patient with COVID-19 reinfection. Clin Infect Dis 2020.
  138. Lan L, Xu D, Ye G, et al. Positive RT-PCR Test Results in Patients Recovered From COVID-19. JAMA 2020; 323:1502.
  139. Yuan J, Kou S, Liang Y, et al. PCR Assays Turned Positive in 25 Discharged COVID-19 Patients. Clin Infect Dis 2020.
  140. Wu J, Liu X, Liu J, et al. Coronavirus Disease 2019 Test Results After Clinical Recovery and Hospital Discharge Among Patients in China. JAMA Netw Open 2020; 3:e209759.
  141. Hu R, Jiang Z, Gao H, et al. Recurrent Positive Reverse Transcriptase-Polymerase Chain Reaction Results for Coronavirus Disease 2019 in Patients Discharged From a Hospital in China. JAMA Netw Open 2020; 3:e2010475.
  142. American Academy of Ophthalmology. Coronavirus Eye Safety. https://www.aao.org/eye-health/tips-prevention/coronavirus-covid19-eye-infection-pinkeye (Accessed on April 06, 2020).
  143. WHO. Advice on the use of masks in the context of COVID-19. June 5, 2020. https://www.who.int/publications/i/item/advice-on-the-use-of-masks-in-the-community-during-home-care-and-in-healthcare-settings-in-the-context-of-the-novel-coronavirus-(2019-ncov)-outbreak (Accessed on June 08, 2020).
  144. Centers for Disease Control and Prevention. Considerations for Wearing Masks: Help Slow the Spread of COVID-19 https://www.cdc.gov/coronavirus/2019-ncov/prevent-getting-sick/cloth-face-cover.html (Accessed on August 12, 2020).
  145. World Health Organization. Advice on the use of masks in the context of COVID-19. https://www.who.int/publications/i/item/advice-on-the-use-of-masks-in-the-community-during-home-care-and-in-healthcare-settings-in-the-context-of-the-novel-coronavirus-(2019-ncov)-outbreak (Accessed on June 08, 2020).
  146. Clase CM, Fu EL, Joseph M, et al. Cloth Masks May Prevent Transmission of COVID-19: An Evidence-Based, Risk-Based Approach. Ann Intern Med 2020; 173:489.
  147. Bahl P, Bhattacharjee S, de Silva C, et al. Face coverings and mask to minimise droplet dispersion and aerosolisation: a video case study. Thorax 2020.
  148. Wang Y, Tian H, Zhang L, et al. Reduction of secondary transmission of SARS-CoV-2 in households by face mask use, disinfection and social distancing: a cohort study in Beijing, China. BMJ Glob Health 2020; 5.
  149. Leung NHL, Chu DKW, Shiu EYC, et al. Respiratory virus shedding in exhaled breath and efficacy of face masks. Nat Med 2020; 26:676.
  150. Chan JF, Yuan S, Zhang AJ, et al. Surgical mask partition reduces the risk of non-contact transmission in a golden Syrian hamster model for Coronavirus Disease 2019 (COVID-19). Clin Infect Dis 2020.
  151. Liang M, Gao L, Cheng C, et al. Efficacy of face mask in preventing respiratory virus transmission: A systematic review and meta-analysis. Travel Med Infect Dis 2020; 36:101751.
  152. Chu DK, Akl EA, Duda S, et al. Physical distancing, face masks, and eye protection to prevent person-to-person transmission of SARS-CoV-2 and COVID-19: a systematic review and meta-analysis. Lancet 2020.
  153. Wang X, Ferro EG, Zhou G, et al. Association Between Universal Masking in a Health Care System and SARS-CoV-2 Positivity Among Health Care Workers. JAMA 2020.
  154. Hendrix MJ, Walde C, Findley K, and Trotman R. Absence of Apparent Transmission of SARS-CoV-2 from Two Stylists After Exposure at a Hair Salon with a Universal Face Covering Policy — Springfield, Missouri, May 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020.
  155. Stutt ROJH, Retkute R, Bradley M, et al. A modelling framework to assess the likely effectiveness of facemasks in combination with 'lock-down' in managing the COVID-19 pandemic. Proc Math Phys Eng Sci 2020; 476:20200376.
  156. Ngonghala CN, Iboi E, Eikenberry S, et al. Mathematical assessment of the impact of non-pharmaceutical interventions on curtailing the 2019 novel Coronavirus. Math Biosci 2020; 325:108364.
  157. Fischer EP, Fischer MC, Grass D, et al. Low-cost measurement of facemask efficacy for filtering expelled droplets during speech. Sci Adv 2020.
  158. Payne DC, Smith-Jeffcoat SE, Nowak G, et al. SARS-CoV-2 Infections and Serologic Responses from a Sample of U.S. Navy Service Members — USS Theodore Roosevelt, April 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020.
  159. Gandhi M, Beyrer C, Goosby E. Masks Do More Than Protect Others During COVID-19: Reducing the Inoculum of SARS-CoV-2 to Protect the Wearer. J Gen Intern Med 2020.
  160. Gandhi M, Rutherford GW. Facial Masking for Covid-19 - Potential for "Variolation" as We Await a Vaccine. N Engl J Med 2020.
  161. Doung-Ngern P, Suphanchaimat R, Panjangampatthana A, et al. Case-Control Study of Use of Personal Protective Measures and Risk for Severe Acute Respiratory Syndrome Coronavirus 2 Infection, Thailand. Emerg Infect Dis 2020; 26.
  162. Marra AR, Edmond MB, Popescu SV, Perencevich EN. Examining the need for eye protection for coronavirus disease 2019 (COVID-19) prevention in the community. Infect Control Hosp Epidemiol 2020; :1.
  163. Perencevich EN, Diekema DJ, Edmond MB. Moving Personal Protective Equipment Into the Community: Face Shields and Containment of COVID-19. JAMA 2020; 323:2252.
  164. Zeng W, Wang X, Li J, et al. Association of Daily Wear of Eyeglasses With Susceptibility to Coronavirus Disease 2019 Infection. JAMA Ophthalmol 2020.
  165. Islam N, Sharp SJ, Chowell G, et al. Physical distancing interventions and incidence of coronavirus disease 2019: natural experiment in 149 countries. BMJ 2020.
  166. Rubin D, Huang J, Fisher BT, et al. Association of Social Distancing, Population Density, and Temperature With the Instantaneous Reproduction Number of SARS-CoV-2 in Counties Across the United States. JAMA Netw Open 2020; 3:e2016099.
  167. Siedner MJ, Harling G, Reynolds Z, et al. Social distancing to slow the US COVID-19 epidemic: Longitudinal pretest-posttest comparison group study. PLoS Med 2020; 17:e1003244.
  168. Pan A, Liu L, Wang C, et al. Association of Public Health Interventions With the Epidemiology of the COVID-19 Outbreak in Wuhan, China. JAMA 2020; 323:1915.
  169. Tian H, Liu Y, Li Y, et al. An investigation of transmission control measures during the first 50 days of the COVID-19 epidemic in China. Science 2020; 368:638.
  170. Lyu W, Wehby GL. Comparison of Estimated Rates of Coronavirus Disease 2019 (COVID-19) in Border Counties in Iowa Without a Stay-at-Home Order and Border Counties in Illinois With a Stay-at-Home Order. JAMA Netw Open 2020; 3:e2011102.
  171. Jüni P, Rothenbühler M, Bobos P, et al. Impact of climate and public health interventions on the COVID-19 pandemic: a prospective cohort study. CMAJ 2020; 192:E566.
  172. Sen S, Karaca-Mandic P, Georgiou A. Association of Stay-at-Home Orders With COVID-19 Hospitalizations in 4 States. JAMA 2020; 323:2522.
  173. Flaxman S, Mishra S, Gandy A, et al. Estimating the effects of non-pharmaceutical interventions on COVID-19 in Europe. Nature 2020; 584:257.
  174. Hsiang S, Allen D, Annan-Phan S, et al. The effect of large-scale anti-contagion policies on the COVID-19 pandemic. Nature 2020; 584:262.
  175. Marriott D, Beresford R, Mirdad F, et al. Concomitant marked decline in prevalence of SARS-CoV-2 and other respiratory viruses among symptomatic patients following public health interventions in Australia: data from St Vincent's Hospital and associated screening clinics, Sydney, NSW. Clin Infect Dis 2020.
  176. World Health Organization. Considerations in adjusting public health and social measures in the context of COVID-19. Interim guidance. April 16, 2020. https://www.who.int/publications-detail/considerations-in-adjusting-public-health-and-social-measures-in-the-context-of-covid-19-interim-guidance (Accessed on May 12, 2020).
  177. WHO. Overview of public health and social measures in the context of COVID-19. https://www.who.int/publications-detail/overview-of-public-health-and-social-measures-in-the-context-of-covid-19 (Accessed on May 20, 2020).
  178. United States Centers for Disease Control and Prevention. Novel Coronavirus Information for Travel. https://www.cdc.gov/coronavirus/2019-ncov/travelers/index.html (Accessed on February 18, 2020).
  179. Centers for Disease Control and Prevention. Public Health Recommendations for People in U.S. Communities Exposed to a Person with Known or Suspected COVID-19, other than Health Workers or other Critical Infrastructure Workers. https://www.cdc.gov/coronavirus/2019-ncov/php/public-health-recommendations.html (Accessed on July 31, 2020).
  180. Centers for Disease Control and Prevention. Public Health Recommendations after Travel-Associated COVID-19 Exposure https://www.cdc.gov/coronavirus/2019-ncov/php/risk-assessment.html (Accessed on April 01, 2020).
  181. Infectious Diseases Society of America Guidelines on the Diagnosis of COVID-19, May 5, 2020. https://www.idsociety.org/practice-guideline/covid-19-guideline-diagnostics/ (Accessed on May 07, 2020).
  182. Centers for Disease Control and Prevention. Implementing Safety Practices for Critical Infrastructure Workers Who May Have Had Exposure to a Person with Suspected or Confirmed COVID-19. https://www.cdc.gov/coronavirus/2019-ncov/community/critical-workers/implementing-safety-practices.html (Accessed on April 09, 2020).
  183. World Health Organization. https://www.who.int/publications-detail/an-international-randomised-trial-of-candidate-vaccines-against-covid-19 (Accessed on April 22, 2020).
  184. Corey L, Mascola JR, Fauci AS, Collins FS. A strategic approach to COVID-19 vaccine R&D. Science 2020; 368:948.
  185. Jackson LA, Anderson EJ, Rouphael NG, et al. An mRNA Vaccine against SARS-CoV-2 - Preliminary Report. N Engl J Med 2020.
  186. Mulligan MJ, Lyke KE, Kitchin N, et al. Phase 1/2 Study to Describe the Safety and Immunogenicity of a COVID-19 RNA Vaccine Candidate (BNT162b1) in Adults 18 to 55 Years of Age: Interim Report. Unpublished preprint. (has not been peer reviewed). https://www.medrxiv.org/content/10.1101/2020.06.30.20142570v1 (Accessed on July 16, 2020).
  187. Folegatti PM, Ewer KJ, Aley PK, et al. Safety and immunogenicity of the ChAdOx1 nCoV-19. Lancet 2020.
  188. Zhu FC, Guan XH, Li YH, et al. Immunogenicity and safety of a recombinant adenovirus type-5-vectored COVID-19 vaccine in healthy adults aged 18 years or older: a randomised, double-blind, placebo-controlled, phase 2 trial. Lancet 2020.
  189. Xia S, Duan K, Zhang Y, et al. Effect of an Inactivated Vaccine Against SARS-CoV-2 on Safety and Immunogenicity Outcomes: Interim Analysis of 2 Randomized Clinical Trials. JAMA 2020.
  190. Keech C, Albert G, Cho I, et al. Phase 1-2 Trial of a SARS-CoV-2 Recombinant Spike Protein Nanoparticle Vaccine. N Engl J Med 2020.
  191. Logunov DY, Dolzhikova IV, Zubkova OV, et al. Safety and immunogenicity of an rAd26 and rAd5 vector-based heterologous prime-boost COVID-19 vaccine in two formulations: two open, non-randomised phase 1/2 studies from Russia. Lancet 2020.
  192. https://clinicaltrials.gov/ct2/results?cond=COVID&term=BCG&cntry=&state=&city=&dist= (Accessed on April 09, 2020).
  193. Arts RJW, Moorlag SJCFM, Novakovic B, et al. BCG Vaccination Protects against Experimental Viral Infection in Humans through the Induction of Cytokines Associated with Trained Immunity. Cell Host Microbe 2018; 23:89.
  194. Moorlag SJCFM, Arts RJW, van Crevel R, Netea MG. Non-specific effects of BCG vaccine on viral infections. Clin Microbiol Infect 2019; 25:1473.
  195. World Health Organization. https://www.who.int/news-room/commentaries/detail/bacille-calmette-gu%C3%A9rin-(bcg)-vaccination-and-covid-19 (Accessed on April 13, 2020).
  196. https://clinicaltrials.gov/ct2/show/NCT04308668 (Accessed on March 23, 2020).
  197. Mitjà O, Clotet B. Use of antiviral drugs to reduce COVID-19 transmission. Lancet Glob Health 2020; 8:e639.
  198. https://www.nih.gov/news-events/news-releases/clinical-trials-monoclonal-antibodies-prevent-covid-19-now-enrolling (Accessed on August 13, 2020).
  199. Boulware DR, Pullen MF, Bangdiwala AS, et al. A Randomized Trial of Hydroxychloroquine as Postexposure Prophylaxis for Covid-19. N Engl J Med 2020; 383:517.