3 декабря 2020, 00:00

Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19): Вопросы, связанные со схватками, родами и послеродовым уходом

Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19):  Вопросы, связанные со схватками, родами и послеродовым уходом

Оригинал: Coronavirus disease 2019 (COVID-19): Labor, delivery, and postpartum issues and care

Авторы: Vincenzo Berghella, MD, Brenna Hughes, MD, MSc

Редактор секции: Charles J Lockwood, MD, MHCM

Заместитель редактора: Vanessa A Barss, MD, FACOG

Опубликовано: UpToDate последнее обновление — 03.12.2020

Перевод: Орлов Юрий, Фонд «Не напрасно!»

Введение

Коронавирус 2 тяжелого острого респираторного синдрома (SARS-CoV-2) — вирус, который вызывает коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19). Так как новая информация о COVID-19 появляется в режиме реального времени, промежуточные рекомендации, выпускаемые различными организациями, постоянно обновляются и расширяются в попытке совместить научно обоснованные практики ухода за рожающими с мерами инфекционного контроля, связанными с COVID-19.

В этом обзоре будут обсуждаться вопросы, связанные со схватками, родами, послеродовым периодом и COVID-19. Другие вопросы, связанные с беременностью и дородовым уходом, обсуждаются отдельно. (см. Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19): Вопросы, связанные с беременностью и пренатальным уходом)

Ведение схваток и родов

Следует ли поощрять домашние роды в районах активного распространения вируса? Хотя многие бессимптомные пациентки обеспокоены тем, что могут покинуть свой дом из-за пандемии COVID-19, мы следуем существующим научно обоснованным рекомендациям в отношении домашних родов, которые рассматриваются отдельно (см. Запланированные домашние роды). В медицинских учреждениях приняты меры безопасности для защиты пациентов и персонала от инфекции. При принятии надлежащих мер внутрибольничная передача SARS-CoV-2 наблюдается редко. (см. Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19): Инфекционный контроль в учреждения здравоохранения и домах, раздел: Контроль инфекции в учреждениях здравоохранения).

Какие меры инфекционного контроля должны быть приняты в родильном отделении? Применяемые меры инфекционного контроля для снижения распространения SARS-CoV-2 включают следующие:

Нужно ли откладывать запланированное кесарево сечение или стимуляцию родов у пациенток с симптомами или подтвержденной инфекцией? Пациенты, у которых запланировано кесарево сечение или стимуляция родов, должны пройти тестирование в период от 24 до 72 часов до начала процедуры, чтобы иметь результат анализа до её начала.

Мы оцениваем состояние пациентов с симптомами, чтобы определить возможно ли с акушерской точки зрения перенести стимуляцию или кесарево сечение до получения результатов анализа на COVID-19. Решение принимается для каждой пациентки в индивидуальном порядке и требует оценки риска продолжения беременности в случае неизвестного, отрицательного или положительного результата теста. Например, в случае положительного теста, роды сейчас могут быть безопаснее, т.к. болезнь может усилиться с течением времени (симптомы часто усиливаются ко второй неделе заболевания).

В случае асимптоматических пациентов с положительным тестом на SARS-CoV-2 стимуляцию или кесарево сечение, выполняемые по соответствующим медицинским показаниям (включая схватки на 39 неделе), откладывать не нужно. Для тех, кому требуется расширение шейки матки, возможно использование баллонного катетера в амбулаторных условиях. В условиях стационара применение сразу двух методов (например, механического и мизопростола или механического и окситоцина) расширения шейки матки поможет уменьшить время от начала стимуляции до родов по сравнению с использованием только одного. (см. Техники расширения шейки матки перед стимуляцией, раздел: Баллонный катетер совмещенный с простагландином или окситоцином и Техники расширения шейки матки перед стимуляцией, раздел: Расширение шейки матки в стационарных и амбулаторных условиях.)

Следует ли допускать сопровождающих в родильное отделение? Возможно один из самых спорных вопросов, касающихся инфекционного контроля женщин в родильных отделениях, это вопрос допуска сопровождающих [6]. Большинство учреждений признают, что сопровождающие важны для многих беременных и поэтому допускают одного человека. Часть учреждений рассматривают доулу как медицинского сотрудника, другие же как обычного посетителя. В районах с низкими темпами распространения COVID-19 член семьи и доула разрешены. (см. «Поддержка доулы во время родов»).

Сопровождающий должен быть обследован на симптомы (например, кашель, головная боль, боль в горле, миалгия, лихорадка, одышка, потеря обоняния/вкуса ) в соответствии с политикой учреждения до попадания внутрь. Сопровождающий с любыми признаками или симптомами COVID-19, контактировавший с подтвержденным случаем COVID-19 в течение последних 14 дней или имевший положительный тест на COVID-19 за последние 14 дней, не должен быть допущен до физического присутствия на родах. В одном из госпиталей Нью-Йорке во время пандемии 199 сопровождающих прошли тестирование на SARS-CoV-2, из которых 20 % оказались положительными [7]. (см. Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19): Контроль заболевания в учреждения здравоохранения и домах, раздел: Меры для всех пациентов, посетителей и персонала)

Сопровождающий с отрицательным тестом должен иметь возможность закрывать органы дыхания и оставаться с роженицей (не должен покидать палату, а затем возвращаться) на протяжении всех родов.

Сопровождающие с положительным тестом и другие могут присутствовать на родах по видеосвязи.

Выбор способа родоразрешения. Пациенты с бессимптомной или инфекцией в нетяжелой форме. COVID-19 не является показанием для изменения способа родоразрешения у данных пациентов [8]. Кесарево сечение, похоже, не снижает и так малый риск неонатальной инфекции [9].

Даже если новые данные подтвердят вертикальную передачу во время родов, это не станет показанием к кесареву, т.к. оно увеличит риск для матери и навряд ли улучшит исход для новорожденного. Большинство сообщений о COVID-19 у новорожденных описывают легкое течение инфекции. (см. Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19): Вопросы, связанные с беременностью и пренатальным уходом, раздел: Частота родовой инфекции).

Пациенты с тяжелым и особо тяжелым протеканием инфекции. Пациентам с тяжелой или критической формой COVID-19 кесарево сечение проводят по стандартным акушерским показаниям, которые могут включать опасения острой декомпенсации у интубированных и тяжелобольных матерей. (см. Коронавирусное заболевание (COVID-19): Вопросы, связанные с беременностью и пренатальным уходом, раздел: Тайминг беременности).

Стимуляцию безопасно проводить интубированным пациентам [10,11]. В исследовании, рассматривающем 37 родов с помощью кесарева сечения и 41 вагинальный случай, кесарево было ассоциировано с повышенным риском ухудшения клинической картины (8/37 [22 %] против 2/41 [5 %]). Результат не менялся после поправки на искажающие переменные (скорректированное отношение шансов 13, 95 %-ДИ 1.5-122.0) [12]. Искажающие переменные включали возраст матери > 35 лет, индекс массы тела > 30 kg/m2, материнские коморбидности, необходимость кислородной терапии на момент поступления, аномальная радиограмма груди на момент поступления, бесплодие, курение и преждевременные роды. Проблема возможного вреда кесарева сечения не должна исключать кесарево сечение, проводимое по медицинским показаниям, а только требует дальнейшей его оценки, так как низкая выборка и её возможная нерепрезентативность могут исказить результаты.

Хотя стимуляция родов безопасна, длительная стимуляция может быть нецелесообразна в случае, если пациентка интубирована и рожает в палате интенсивной терапии, в силу ограниченности специализированного оборудования и персонала в подобных местах. В этих случаях обычно выполняют кесарево сечение.

Независимо от типа и места родов (например, родильное отделение, главная операционная, отделение интенсивной терапии) их должна проводить команда, состоящая из разных специалистов (например, реаниматологов, неонатологов, акушеров, педиатров и других специалистов), чтобы обеспечить уход за тяжело больной матерью и потенциально заторможенным новорожденным.

Обезболивание и анестезия во время родов у пациенток с подозреваемым или подтвержденным COVID-19. Нейроаксиальные анестетики не противопоказаны пациентам с подозрением или подтвержденным COVID-19, и их использование в процессе родов имеет несколько преимуществ. Они обеспечивают хорошее обезболивание, таким образом снижая сердечно-легочный стресс, вызванный болью и волнением, что в свою очередь снижает распространение вируса. Нейроаксиальные анестетики в силу своей доступности можно быстро применить в случае экстренного кесарева сечения, что позволяет избежать общего наркоза. (см. Нейроаксиальная анестезия при схватках и родах, раздел: Пациенты с подозреваемым или подтвержденным COVID-19).

На данный момент информации об очистке, фильтрации и потенциальной аэролизации систем аналгезии на основе оксида азота в условиях COVID-19 недостаточно. По этой причине Сообщество Акушерской Анестезии и Перинатологии и Сообщество Медицины Матери и Плода рекомендуют каждому отдельному родильному отделению самостоятельно оценить относительные риски и пользу прекращения использования этой техники. В то же время её применение можно рассматривать как опцию в случае пациентов с отрицательным тестом на SARS-CoV-2 [13]. Одна из рекомендаций предлагает использовании микробиологических фильтров с заменой после каждого пациента [14]. (см. Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19): Вопросы, связанные с анестезией, включая обеспечение проходимости дыхательных путей и инфекционный контроль).

Использование сульфата магния у пациентов с нарушением дыхания. Применять сульфат магния для профилактики судорог у неинтубированных матерей с нарушением дыхания вследствие COVID-19 и/или нейропротекции новорожденных следует очень аккуратно (10-13 мЭкв/л [12-16 мг/дл или 5.0-6.5 ммол/л]), так как он может вызвать паралич дыхательных мышц. Мы рекомендуем проконсультироваться со специалистами по акушерскому делу и реаниматологии. (См. Преэклампсия: Лечение и прогноз, раздел: Признаки магниевой токсичности.)

Наблюдение за состоянием матери и плода. У рожениц с COVID-19 не в тяжёлой форме мониторинг матери и плода как правило не отличается от рутинного, за следующими исключениями:

  • Рекомендуется постоянный электронный мониторинг плода, поскольку среди беременных пациенток с подозрением или подтвержденным COVID-19 сообщалось о повышенной частоте неубедительных  результатов кардиотокографии, но в этих случаях обычно высока доля женщин с пневмонией. (см. Мониторинг сердечных сокращений плода во время родов: Обзор).
  • SARS-CoV-2 редко выявляется в выделениях из влагалища или околоплодных водах, поэтому разрыв плодных оболочек и внутренний мониторинг сердечного ритма плода можно проводить по обычным показаниям, но нужно иметь ввиду, что данные по этому вопросу ограничены [15]. Следует отметить, что схватки, и особенно потуги, часто вызывают выделение кала, который может содержать вирус и распространять инфекцию [16,17].
  • Поскольку кислородная поддержка во время родов не имеет доказанных преимуществ для плода, следует отказаться от кислородной терапии матери для реанимации плода; используемые назальная канюля и маска для лица контактируют с дыхательными путями и выделениями матери, поэтому применение такого оборудования увеличивает риск заражения/контакта между пациентом и персоналом. (см. Внутриутробное отслеживание частоты сердечного ритма плода I, II и III категории: ведение, раздел: Внутриутробная реанимация).
  • Мы советуем не сдерживать потуги на втором этапе, хотя другие специалисты выступают за минимизацию продолжительности активных потуг, потому что глубокое дыхание и выталкивающие усилия матери могут увеличить контакт персонала с респираторными выделениями пациента [18].

К пациентам в тяжелом или критическом состоянии относится большое количество дополнительных соображений. (см. Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19): Вопросы связанные с уходом за пациентами в критическом состоянии и поддержанием проходимости дыхательных путей и Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19): Лечение госпитализированных взрослых.)

Процедура проведения родов

  • Как и у неинфицированных пациентов, у женщин с известной или подозреваемой инфекцией мы выполняем отсроченное пережатие пуповины, поскольку маловероятно, что это повысит риск передачи патогенов от инфицированной матери к плоду [8,19]. Тем не менее, некоторые учреждения решили запретить эту практику в отношении доношенных детей, для которых преимущества являются незначительными, чтобы свести к минимуму воздействие на новорожденных любого вируса в ближайшем окружении и снизить вероятность необходимости фототерапии желтухи.
  • Мы разрешаем прямой контакт новорожденного с матерью в родильном зале. Некоторые организации запрещают его в случае подозреваемой или подтвержденной инфекции у матери [20], хотя Американская Академия Педиатрии не выступала против этого [19]. Судя по всему, матери могут безопасно иметь прямой контакт с новорожденным и кормить грудью в родильном зале, если они носят хирургическую маску и поддерживают надлежащую гигиену рук [21].
  • Забор пуповинной крови может быть произведен, если он запланирован; на данный момент передача COVID-19 через компоненты крови не задокументирована и вероятность этого неизвестна [8].
  • COVID-19 не влияет на ведение третьего периода родов, и большинство пациенток, у которых развивается послеродовое кровотечение, можно лечить в соответствии со стандартными протоколами. Следует отметить, что некоторые клиницисты избегают применения транексамовой кислоты у пациентов с COVID-19, так как ее антифибринолитические свойства могут повышать риск тромбоза у пациенток с гиперкоагуляцией, которая может наблюдается у лиц с тяжелым или критическим COVID-19, а для устранения кровотечения есть и другие опции [22].
    Некоторые авторы призывают избегать применения метилэргометрина, потому что он был ассоциирован с редкими случаями дыхательной недостаточности и тяжёлой вазоконстрикции у пациентов в тяжёлом состоянии [23]. Среди авторов этой секции нет согласия по этому вопросу, так же как и нет данных, на которых можно было бы основывать рекомендации. (см. Послеродовое кровотечение: Минимально инвазивное медицинское лечение и Послеродовоe кровотечение: Терапевтические подходы, требующие лапаротомию.)
  • В случае появления у пациентки лихорадки во время родов, COVID-19 должен быть частью дифференциальной диагностики, особенно если она сопровождается респираторными симптомами и пониженной оксигенацией. Такие пациенты должны пройти тестирование на вирус (или повторное тестирование) наравне с оценкой общих причин лихорадки во время родов (например, хориоамнионита, эпидуральной лихорадки) [24]. (см. Лихорадка во время беременности).

Послеродовой уход

Меры инфекционного контроля. Матери с подозреваемым или подтвержденным SARS-CoV-2 должны быть изолированы от здоровых матерей. Уход за ними должен осуществляться в соответствии с рекомендациями по инфекционному контролю. (см. Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19): Инфекционный контроль в учреждения здравоохранения и домах).

Мониторинг состояния матери

Мониторинг пациентов с подозреваемым или подтвержденным COVID-19, не демонстрирующих симптомы заболевания, не отличается от обычного.

Профилактика венозной тромбоэмболии. Беременным/послеродовым пациенткам, госпитализированным в следствие тяжелой формы COVID-19, при отсутствии противопоказаний рекомендована профилактическая антикоагуляционная терапия, которая обычно прекращается с выпиской. Пациентки с COVID-19, у которых инфекция протекает бессимптомно или в лёгкой форме, госпитализированные по причинам, отличным от COVID-19 (например, схватки или роды), не нуждаются в антикоагуляционной терапии, если у них нет других факторов риска тромбозов, таких как как предшествующая венозная тромбоэмболия (ВТЭ) или, в некоторых случаях, кесарево сечение. Приемлемо использование низкомолекулярного или нефракционированного гепарина, оба совместимы с грудным вскармливанием. Выбор препаратов, дозировки и схемы приема после вагинального и кесарева сечения обсуждаются в подробностях отдельно. (см. Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19): Гиперкоагуляция, раздел: Профилактика ВТЭ в стационаре и Использование антикоагулянтов во время беременности и в послеродовом периоде, раздел: Послеродовой период и кормление грудью и Кесарево сечение: Планирование операции и подготовка пациента, раздел: Профилактика тромбоэмболии).

У пациентов с появившимися после родов диспноэ и гипоксемией дифференциальная диагностика должна включать тяжелую форму COVID-19, сепсис, грипп, кардиомиопатию и легочную эмболию.

Послеродовое обезболивание. Обезболивание проводить рутинно (см. Обзор послеродового периода: Нормальная физиология и рутинный уход за матерью, раздел: Обезболивание). Парацетамол — предпочтительный анальгетик; тем не менее мы не избегаем использования нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) при наличии соответствующих показаний. Некоторые эксперты выступают за отказ от НПВП при COVID-19, что спорно в свете недостаточности убедительных данных. Эти результаты обсуждаются в подробностях отдельно. (см. Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19): Вопросы, связанные с беременностью и пренатальным уходом, раздел: Использование НПВП и парацетамола и Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19): Лечение госпитализированных взрослых, раздел: Спорность применения НПВП).

Послеродовая лихорадка. Дифференциальная диагностика послеродовой лихорадки у пациенток с COVID-19 включает саму инфекцию, а также послеродовой эндометрит, инфекцию в области хирургического вмешательства, воспаление или инфекцию груди, грипп, пиелонефрит, другие вирусные или бактериальные респираторные инфекции и, в редких случаях, псевдомембранозный колит, вызванный Clostridioides (ранее Clostridium) difficile. Сочетание наблюдаемых симптомов, физического осмотра и лабораторных тестов обычно позволяет различить эти расстройства. (см. Послеродовой эндометрит, раздел: Дифференциальная диагностика).

Парацетамол — предпочтительный жаропонижающий препарат. (см.Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19): Вопросы, связанные с беременностью и пренатальным уходом, раздел: Использование НПАП и парацетамола и Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19): Лечение госпитализированных взрослых, раздел: Спорность применения НПВП).

Родившие пациентки с впервые появившимися симптомами COVID-19. Для пациентов с впервые появившимися симптомами, у которых ранее был отрицательный результат теста на SARS-CoV-2, повторное тестирование целесообразно как часть комплекса мер для выяснения причины лихорадки или других потенциальных проявлений COVID-19.

Перманентная и обратимая контрацепция. Перманентная контрацепция (стерилизация) значительно не увеличивает время или риск, если выполняется при неосложненных родах путём кесарева сечения, и, следовательно, должна выполняться, если это запланировано. Перманентная контрацепция после естественных родов — это скорее плановая процедура, поэтому такие решения следует принимать локально, исходя из имеющихся ресурсов.

Если подобная процедура не выполняется или требуется обратимый метод контрацепции, следует предоставить альтернативную форму контрацепции (например, немедленную послеродовую обратимую контрацепцию длительного действия или медроксипрогестерона ацетат) до тех пор, пока пациент желает использовать один из этих методов. Это позволит избежать дополнительных визитов впоследствии. (см. Обзор женской перманентной контрацепции и Послеродовая перманентная контрацепция: Процедуры и Послеродовая контрацепция: Советы и методы).

Выписка из больницы

  • Пациенты без COVID-19 – Мы предлагаем раннюю выписку после родов в случае пациенток в стабильном состоянии, например, через день после естественных родов и через два дня после кесарева сечения, чтобы ограничить риск их заражения инфекцией в условиях стационара [4]. Однако это необходимо рассматривать в контексте клинической ситуации, так как ранняя выписка может создать дополнительную нагрузку на семью, связанную с необходимостью доступа к рекомендованному для новорожденных уходу и педиатрическим отделениям, способным осуществить этот уход [19].
  • Пациенты с подозреваемым или подтвержденным COVID-19 — Решение о выписке пациента с COVID-19 не отличается от обычной процедуры и зависит от потребности в стационарном уходе и мониторинге. Мы консультируем всех пациентов по поводу настораживающих симптомов, появление которых требует повторной оценки состояния с помощью телемедицины и личного посещения, включая возможную неотложную помощь. В них входят появление одышки, её обострение, головокружение, изменения сознания, такие как его спутанность. Пациентам также рассказывают, что они должны ожидать после восстановления.

Посещения врача после родов. Смена формата или сокращение времени послеродового амбулаторного обслуживания в разгар пандемии целесообразно для снижения риска непреднамеренного заражения. Например, с помощью телемедицины можно проводить ранние послеродовые осмотры, в том числе оценивать состояние швов и показатели артериального давления. Полноценный визит к врачу в послеродовой период может быть актуален вплоть до 12 недели после родов, особенно пациентам с сопутствующими заболеваниями и тем, у кого вскоре закончится медицинская страховка.

В период с 4-ой по 8-ую неделю после беременности все пациентки должны пройти обследование на предмет наличия послеродовой депрессии. Наиболее часто для этого используют Эдинбургускую Шкалу Послеродовой Депрессии (рисунок 1A-B), содержащую 10 вопросов. Время на её заполнение не превышает 5 минут [25]. Существуют и другие альтернативы. Как отмечено ранее, следует принимать во внимание психологическое воздействие COVID-19, которое может выражаться в умеренной или тяжелой тревожности, которые требуют поддержки окружающих. (см. Послеродовая униполярная большая депрессия: Эпидемиология, клинические особенности, оценка состояния, и диагностика, раздел: Оценка состояния)

Оценка состояния новорожденных и уход за ними

Оценка состояния новорожденных. Рожденных матерями с подозреваемым или подтверждённым COVID-19 нужно рассматривать как потенциально зараженных, и поэтому они должны быть тестированы на наличие РНК SARS-CoV-2 с помощью полимеразной цепной реакции с обратной транскрипцией (RT-PCR). Американская Академии Педиатрии (ААП) советует воспользоваться следующим руководством для диагностики инфекции у новорожденных:

  • Проведите тестирование примерно через 24 часа после рождения. При отрицательном результате, протестируйте снова через 48 часов после рождения, так как у некоторых младенцев с отрицательным тестом через 24 часа, после наблюдали положительный. Если здоровый новорожденный без симптомов будет выписан до достижения 48-часового возраста, можно провести однократный тест в период от 24 до 48 часов после рождения.
  • Возьмите один мазок из носоглотки, один мазок из горла, а после из носоглотки, или два отдельных мазка с каждого участка, объедините и отправьте на один анализ. Некоторые центры перешли на носовые мазки. Особенности теста зависят от требований местной лаборатории.

Примерно 2-3 % младенцев, рожденных от женщин с положительным тестом на SARS-CoV-2 незадолго до родов, имели положительный результат в первые 24-96 часов после рождения [27,28].

Контакты матери и новорожденного в больнице. Мы рекомендуем не разделять мать и новорожденного после рождения в ситуациях, когда у матери подозревается или подтверждено заражение SARS-CoV-2. Риск новорожденного заразиться SARS-CoV-2 от матери невысок, а имеющиеся данные свидетельствуют об отсутствии разницы в риске неонатальной инфекции SARS-CoV-2 в зависимости от того, находится ли новорожденный в отдельной комнате или остается в комнате матери [9,26,29,30]. В то же время матери должны носить маску и соблюдать чистоту рук во время контакта с младенцами, в остальное же время желательно разумное физическое дистанцирование между матерью и новорожденным или помещение его в инкубатор, если имеется такая возможность. Следует принять во внимание следующие соображения:

  • Содержание в одной палате помогает наладить кормление грудью, способствует образованию эмоциональных связей и обучению родителя, а также позволяет упростить персоналу уход за всей семьей.

Проживание в комнате помогает наладить грудное вскармливание, облегчает связь и родительское образование, а также способствует уходу, ориентированному на семью.

  • Разлука с новорожденным может быть необходимостью в случае, если мать слишком больна для ухода за ребенком или сама нуждается в более серьёзном уходе.
  • Разлука с матерью может быть необходима для новорожденных, которые сами подвергаются более высокому риску тяжелого заболевания (например, недоношенные, младенцы с сопутствующими заболеваниями, младенцы, нуждающиеся в более серьёзном уходе).
  • Разделение матери и ребёнка для снижения риска передачи инфекции от матери к новорожденному бесполезно, если у новорожденного положительный результат на SARS-CoV-2, и, вероятно, бесполезно, если мать и новорожденный не смогут поддерживать разделение после выписки до тех пор, пока не будут соответствовать критериям снятия карантина.
  • Если новорожденный с подозреваемым или подтвержденным COVID-19 был разделен с матерью, он должны быть изолированы от других здоровых новорожденных и, в США, уход за ним должен осуществляться в соответствии с рекомендациями CDC (Центров по контролю и профилактике заболеваний) (Оценка состояния и лечение новорожденных, находящихся в группе риска по COVID-19).
  • Если уход за новорожденным осуществляет другой здоровый член семьи (например, пеленание, купание, кормление), он должен использовать соответствующие СИЗ (например, маску, средства гигиены рук).

Критерии для прекращения соблюдения инфекционных ограничений матерью и ребенком

  • Симптоматические матери – Матери, у которых ранее наблюдались симптомы и был диагностирован подозреваемый или подтвержденный COVID-19, не рассматриваются как потенциальный источник вируса для новорожденных, если они удовлетворяют критериям снятия режима изоляции и мер предосторожности [19,26]:

- прошло не менее 10 дней с момента появления первых симптомов (до 20 дней, если заболевание проходило в тяжелой или очень тяжелой форме, или у пациента наблюдается серьезный иммунодефицит).

- с момента последнего эпизода лихорадки прошло не менее 24 часов без приёма жаропонижающих средств.

-  симптоматика улучшились.

Тем не менее, некоторые акушерские службы рекомендуют, чтобы прошло 20 дней с момента появления первых симптомов у всех беременных женщин, для большей уверенности в исчезновении вируса. Эта рекомендация учитывает тот факт, что данные о выделении вируса, собранные CDC, не включали беременных женщин, и существующие опасения, что они служат его источником более длительное время.

  • Матери без симптомов – Для бессимптомных матерей, выявленных в результате обычного скрининга на SARS-CoV-2 при поступлении в больницу, с момента положительного результата теста должно пройти не менее 10 дней, прежде чем инфекционные меры предосторожности в отношении матери и новорожденного можно снять.

Есть как симптом-, так и время-ориентированные стратегии для снятия мер предосторожности, принимаемых для ограничения распространения вируса. Существуют и тест-ориентированные подходы, обсуждающиеся в отдельных материалах. Мы не рекомендуем их для большинства пациентов, т.к. положительный результат RT-PCR теста на SARS-CoV-2 может наблюдаться на протяжение недель, тогда как он служит только индикатором присутствия вирусной РНК, что не обязательно означает наличие жизнеспособного вируса, способного заражать других людей [31]. На этот момент данные о риске постинфекционной передаче и персональном иммунитете ограничены [32]. (см. COVID-19: Эпидемиология, вирусология и предотвращение, раздел: Распространение вируса и период заразности и Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19): Эпидемиология, вирусология и предотвращение, раздел: Риск передачи зависит от типа контакта и Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19): Инфекционный контроль в учреждения здравоохранения и домах, раздел: Снятие ограничений).

Кормление грудью и молочными смесями. Риск передачи SARS-CoV-2 при употреблении грудного молока на данный момент неизвестен. Авторы нескольких небольших ранних работ сообщали, что все рассмотренные образцы грудного молока от матерей с COVID-19 дали отрицательный результат на коронавирус [33,34]. Тем не менее впоследствии другие исследователи всё-таки  идентифицировали РНК SARS-CoV-2 в некоторых образцах грудного молока методом RT-PCR [35-38]. В исследовании Всемирной Организации Здравоохранения, проведенном с помощью RT-PCR, образцы грудного молока 43 матерей были отрицательными на SARS-CoV-2, а образцы от трех матерей дали положительный результат. Нужно отметить, что специфическое тестирование на жизнеспособность и инфекционность вируса не проводилось [39]. Образцы, положительные на SARS-CoV-2 по результатам RT-PCR, не обязательно содержат жизнеспособный вирус, способный заражать человека [38].

Консенсус состоит в поощрении грудного вскармливания в силу его многочисленных преимуществ для матери и ребенка. В случае заражения матери COVID-19 младенец может получить пассивную защиту от вируса посредствам антителам, поскольку грудное молоко является источником антител и других противоинфекционных факторов. (см. Польза грудного вскармливания для новорожденных и Польза для матери и экономическая выгода грудного вскармливания.)

  • Кормление грудью – ААП поддерживает грудное вскармливание матерями с COVID-19, в то же время они должны соблюдать гигиену рук и носить маску во время всего процесса [19]. Этот подход учитывает очевидные преимущества грудного вскармливания для матери и ребенка, низкую вероятность передачи материнской инфекции новорожденному, при принятии мер предосторожности, и нетяжелое течение инфекции у них в случае передачи.

Он частично основан на исследовании, проведенном в Нью-Йорке, в ходе которого наблюдали за 120 детьми от 116 матерей с положительным результатом на SARS-CoV-2: ни один ребенок после рождения не был SARS-CoV-2-положительным, хотя большинство из них находились в одной палате со своими матерями и были на грудном вскармливании [21]. Младенцы обычно содержались в закрытом инкубаторе, а матери при контакте с младенцами носили хирургические маски и следовали протоколам мытья рук и груди.

CDC (Центры по контролю и профилактике заболеваний) выпустили руководство для различных клинических сценариев, в том числе инфицированная мать/неинфицированный младенец, не инфицированная мать/инфицированный младенец, инфицированная мать/инфицированный младенец, мать имела тесный контакт с инфицированным человеком, а младенец нет, младенец имел тесный контакт с инфицированным человеком, а его мать нет, оба имели тесный контакт с инфицированным человеком, и кормление грудью на рабочем месте [40].

  • Кормление сцеженным грудным молоком – Если мать и ребенка пришлось разделить, в идеале, младенец должен получать сцеженное материнское грудное молоко с помощью другого здорового лица до тех пор, пока мать не выздоровеет или не будет доказано отсутствие инфекции, при условии, что это лицо здорово и соблюдает меры предосторожности [2]. Сцеживание грудного молока важно для поддержания его образования.

Перед сцеживанием, в идеале с помощью специального молокоотсоса, матери должны надеть маску, тщательно вымыть руки и грудь водой с мылом, а также промыть детали помпы, бутылочки и искусственные присоски [41]. CDC выпустили руководство по очистке молокоотсосов и грудному вскармливанию. По возможности детали помпы должны тщательно очищаться здоровым человеком.

Если кормление здоровым человеком невозможно, матери с подтвержденным COVID-19 или матери с симптомами заболевания и подозрением на COVID-19 должны принять меры для предотвращения передачи инфекции младенцу во время грудного вскармливания (носить маску, соблюдать гигиену рук и груди, дезинфицировать поверхности, которых она касалась) Однако следует отметить, что важность мер предосторожности, таких как мытье груди перед кормлением/сцеживанием молока или дезинфекция внешних поверхностей устройств для сбора молока (например, бутылочек, пакетов для молока), для снижения потенциальной передачи SARS-CoV-2, формально не изучалась [40].

  • Пастеризованное донорское молоко – Пастеризация, осуществляемая в донорских банках, судя по всему, лишает вирус SARS-CoV-2 способности к репликации [42,43].
  • Кормление молочными смесями – В идеале женщины, которые предпочитают кормление молочными смесями, должны доверить это другому здоровому человеку. Если это невозможно или нежелательно, они должны принять соответствующие меры инфекционного контроля, описанные выше, чтобы предотвратить передачу инфекции при тесном контакте во время кормления.

Безопасность противовирусных лекарств. Информация о попадании лекарств, принимаемых матерью, в грудное молоко доступна в программе, описывающей лекарственные взаимодействия Lexicomp, которая включена в каталог UpToDate, а также в Базу данных по лекарствам и лактации (LactMed) Национальной Медицинской Библиотеки. В случае ремдесивира, непохоже, чтобы новорожденные могли поглотить его в клинически значимом количестве вместе с грудным молоком. Также отсутствуют сообщения о серьезных побочных реакциях на лекарство у новорожденных, получавших внутривенную терапию ремдесивиром для лечения лихорадки Эбола.

Ссылки на руководства сообществ.

Ссылки на общественные и правительственные руководства отдельных стран и регионов мира предоставляются отдельно. (см. Ссылки на руководства сообществ: Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19) – Международные общественные и правительственные руководства и Ссылки на руководства сообществ: Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19) – Руководства по специальному уходу и Ссылки на руководства сообществ: Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19) – Информационные ресурсы для пациентов).

Информация для пациентов.

UpToDate предлагает два типа образовательных материалов для пациентов: «The Basics» (базовые) и «Beyond the Basics» (продвинутые). Базовые написаны простым языком на уровне чтения для 5-6 класса, и отвечают на четыре или пять ключевых вопросов, которые могут возникнуть у пациента по поводу данного состояния. Эти статьи лучше всего подходят для пациентов, которым нужен общий обзор и которые предпочитают короткие, простые для чтения материалы. Продвинутые учебные материалы длиннее, сложнее и содержат больше деталей. Эти статьи написаны на уровне читателя 10–12-го класса и лучше всего подходят для пациентов, которые хотят получить подробную информацию и знакомы с базовой медицинской терминологией.

Ниже представлены образовательные статьи для пациентов, которые имеют отношение к рассматриваемой теме. Мы рекомендуется Вам распечатать или отправить эти материалы по электронной почте своим пациентам. (Вы также можете найти обучающие статьи для пациентов на различные темы, выполнив поиск по запросу «patient education» (обучение пациентов) и интересующим ключевым словам).

Резюме и рекомендации

  • В районах с широким распространением инфекции мы считаем осмысленным тестирование всех пациентов, поступающих в родильное отделение во время их поступления (или за день до запланированного поступления) с помощью быстрого теста на SARS-CoV-2, при существовании такой возможности. (см. Какие меры инфекционного контроля должны быть приняты в родильном отделении? выше).
  • Для снижения распространения SARS-CoV-2 необходимо принимать стандартные меры инфекционного контроля. (см. Какие меры инфекционного контроля должны быть приняты в родильном отделении? выше и Коронавирусное заболевание 2019 (COVID-19): Контроль заболевания в учреждения здравоохранения и домах.)
  • Как правило, пандемия COVID-19 и даже наличие у роженицы подозреваемого или подтвержденного COVID-19 не вносят глобальных коррективов в ведение родов. SARS-CoV-2 редко выявляется во влагалищных выделениях или околоплодных водах, поэтому разрыв плодных оболочек и внутренний мониторинг сердечного ритма плода можно проводить по обычным показаниям. В то же время нужно иметь ввиду, что данные по этой тематике ограничены. (см. Наблюдение за состоянием матери и плода выше).
  • Мы оцениваем состояние пациентов с симптомами COVID-19, чтобы определить возможно ли с акушерской точки зрения перенести стимуляцию или кесарево сечение до получения результатов анализа на COVID-19. Решение принимается для каждого пациента в индивидуальном порядке и требует оценки риска продолжения беременности в случае неизвестного, отрицательного или положительного результатов теста. Например, в случае положительного теста, роды сейчас могут быть безопаснее, т.к. болезнь может усилиться с течением времени (симптомы часто усиливаются ко второй неделе заболевания). (см. Нужно ли откладывать запланированное кесарево сечение или стимуляцию родов у пациенток с симптомами или подтвержденной инфекцией? выше).
  • COVID-19 не является показанием для изменения способа родоразрешения у бессимптомных пациенток или пациенток, заболевание у которых протекает в нетяжёлой форме. Кесарево сечение, похоже, не снижает и так малый риск неонатальной инфекции. Хотя стимуляция родов безопасна, в том числе и для пациенток с тяжелым и очень тяжелым течением инфекции, длительная стимуляция может быть непрактична в случае, если пациент интубирован и рожает в палате интенсивной терапии или операционной. В этих случаях обычно выполняют кесарево сечение. (см. Выбор способа родоразрешения выше).
  • Нейроаксиальные анестетики не противопоказаны пациентам с подозрением или подтвержденным COVID-19 и их использование в ходе родов имеет несколько преимуществ (например, снижение сердечно-легочного стресса, вызванного болью и переживаниями, что в свою очередь снижает распространение вируса; их можно быстро применить в случае экстренного кесарева сечения, что позволяет избежать общего наркоза). (см. Обезболивание и анестезия во время родов у пациенток с подозреваемым или подтвержденным COVID-19 выше).
  • Отсроченное пережатие пуповины после родоразрешения у пациенток с подозреваемым или подтвержденным COVID-19 и их прямой контакт с новорожденным остаются осмысленными, поскольку маловероятно, что это повысит риск передачи патогенов от инфицированной матери младенцу, при условии ношения матерью хирургической повязки и соблюдения гигиены рук. (см. Процедура проведения родов выше).
  • В случае появления у пациентки лихорадки во время или после родов, COVID-19 должен быть частью дифференциальной диагностики, особенно если она сопровождается респираторными симптомами и пониженной оксигенацией. Такие пациентки должны пройти тестирование на вирус (или повторное тестирование) наравне с оценкой общих причин лихорадки (например, хориоамнионита, эндометрита). (см. Процедура проведения родов выше и Послеродовая лихорадка выше).
  • У пациентов с умеренной тяжестью заболевания мы проводим непрерывный пульсоксиметрический мониторинг в течение первых 24 часов или до улучшения признаков и симптомов, в зависимости от того, что займет больше времени. Тип и частота последующих лабораторных исследований и рентгенографий грудной клетки (первичной или повторной) устанавливаются течением болезни. (см. Мониторинг состояния матери выше).
  • Беременным/послеродовым пациенткам, госпитализированным вследствие тяжелой формы COVID-19, при отсутствии противопоказаний рекомендована профилактическая антикоагуляционная терапия, которая обычно прекращается с выпиской. Пациентки с COVID-19, у которых инфекция протекает бессимптомно или в лёгкой форме, госпитализированные по причинам, отличным от COVID-19 (например, в связи с родами), не нуждаются в антикоагуляционной терапии, если у них нет других факторов риска тромбозов, таких как предшествующая венозная тромбоэмболия или, в некоторых случаях, кесарево сечение. (см. Профилактика венозной тромбоэмболии выше).
  • Нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) регулярно используют для лечения лихорадки и снятия боли. Однако, следует учитывать, единичные сообщения о возможных негативных последствиях приема НПВП пациентами с COVID-19. Учитывая существующую неопределенность, мы считаем парацетамол предпочтительным антипиретиком и анальгетиком. При приеме НПВП целесообразно использовать наименьшую эффективную дозу. (см. Процедура проведения родов выше и Послеродовая лихорадка выше).
  • Рожденных матерями с подозреваемым или подтвержденным COVID-19 нужно рассматривать как потенциально зараженных, поэтому они должны быть тестированы на наличие РНК SARS-CoV-2 с помощью полимеразной цепной реакции с обратной транскрипцией в возрасте порядка 24 часов. При отрицательном результате протестируйте новорожденного снова через 48 часов после рождения. Если здоровый новорожденный без симптомов будет выписан до достижения 48-часового возраста, можно провести однократный тест в период от 24 до 48 часов после рождения. (см. Оценка состояния новорожденных выше).
  • Риск новорожденного заразиться SARS-CoV-2 от матери невысок, а имеющиеся данные свидетельствуют об отсутствии разницы в риске неонатальной инфекции SARS-CoV-2 в зависимости от того, находится ли новорожденный в отдельной комнате или остается в комнате матери. В то же время матери должны носить маску и соблюдать чистоту рук во время контакта с младенцами, в остальное же время, желательно разумное физическое дистанцирование между матерью и новорожденным или помещение его в инкубатор, если имеется такая возможность. (см. Контакты матери и новорожденного в больнице выше.)
  • Вирус был обнаружен в части образцов грудного молока. На настоящий момент данных по этому вопросу недостаточно, а риск передачи инфекции новорожденному при употреблении такого молока неизвестен. Нужно отметить, что передача вируса новорожденному во время кормления может произойти воздушно-капельным путём. Матери с подтвержденным COVID-19, а также матери с подозрением на него и сопутствующими симптомами, должны соблюдать гигиену рук и носить маску во время процесса. (см. Кормление грудью и молочными смесями выше).

Ссылки

  1. Centers for Disease Control and Prevention. Interim Infection Prevention and Control Recommendations for Healthcare Personnel During the Coronavirus Disease 2019 (COVID-19) Pandemic. (Центры по контролю и профилактике заболеваний. Промежуточные рекомендации по профилактике инфекций и контролю за ними для медицинского персонала во время пандемии коронавирусной болезни 2019 года (COVID-19).) https://www.cdc.gov/coronavirus/2019-ncov/hcp/infection-control-recommendations.html (Accessed on October 28, 2020).
  2. US Centers for Disease Control and Prevention. Coronavirus Disease 2019. Considerations for Inpatient Obstetric Healthcare Settings (Центры США по контролю и профилактике заболеваний. Коронавирусная болезнь 2019 г. Соображения для стационарных акушерских медицинских учреждений) https://www.cdc.gov/coronavirus/2019-ncov/hcp/inpatient-obstetric-healthcare-guidance.html (Accessed on December 02, 2020).
  3. Jamieson DJ, Steinberg JP, Martinello RA, et al. Obstetricians on the Coronavirus Disease 2019 (COVID-19) Front Lines and the Confusing World of Personal Protective Equipment. (Акушеры на фронте коронавирусной болезни 2019 г. (COVID-19) и запутанный мир средств индивидуальной защиты) Obstet Gynecol 2020; 135:1257.
  4. Boelig RC, Manuck T, Oliver EA, et al. Labor and delivery guidance for COVID-19. (Руководство по труду и родам для COVID-19) Am J Obstet Gynecol MFM 2020; 2:100110.
  5. Berghella V. NOW!: protection for obstetrical providers and patients. (Теперь!: защита для акушеров и пациентов) Am J Obstet Gynecol MFM 2020; 2:100109.
  6. Arora KS, Mauch JT, Gibson KS. Labor and Delivery Visitor Policies During the COVID-19 Pandemic: Balancing Risks and Benefits. (Политика в области труда и доставки посетителей во время пандемии COVID-19: баланс рисков и выгод) JAMA 2020; 323:2468.
  7. Buckley A, Bianco A, Stone J. Universal testing of patients and their support persons for severe acute respiratory syndrome coronavirus 2 when presenting for admission to labor and delivery at Mount Sinai Health System. (Универсальное тестирование пациентов и сопровождающих их лиц на наличие тяжелого острого респираторного синдрома коронавирус 2 при поступлении на роды и родоразрешение в систему здравоохранения Маунт Синай) Am J Obstet Gynecol MFM 2020; 2:100147.
  8. https://www.acog.org/clinical-information/physician-faqs/covid-19-faqs-for-ob-gyns-obstetrics (Accessed on October 29, 2020).
  9. Walker KF, O'Donoghue K, Grace N, et al. Maternal transmission of SARS-COV-2 to the neonate, and possible routes for such transmission: a systematic review and critical analysis. (Материнская передача SARS-COV-2 новорожденному и возможные пути такой передачи: систематический обзор и критический анализ) BJOG 2020; 127:1324.
  10. Liu C, Sun W, Wang C, et al. Delivery during extracorporeal membrane oxygenation (ECMO) support of pregnant woman with severe respiratory distress syndrome caused by influenza: a case report and review of the literature. (Родоразрешение при экстракорпоральной мембранной оксигенации (ЭКМО) беременных с тяжелым респираторным дистресс-синдромом, вызванным гриппом: клинический случай и обзор литературы) J Matern Fetal Neonatal Med 2019; 32:2570.
  11. Slayton-Milam S, Sheffels S, Chan D, Alkinj B. Induction of Labor in an Intubated Patient With Coronavirus Disease 2019 (COVID-19). (Родовспоможение у интубированного пациента с коронавирусной болезнью 2019 г. (COVID-19)) Obstet Gynecol 2020; 136:962.
  12. Martínez-Perez O, Vouga M, Cruz Melguizo S, et al. Association Between Mode of Delivery Among Pregnant Women With COVID-19 and Maternal and Neonatal Outcomes in Spain. JAMA 2020; 324:296.
  13. Considerations for obstetric anesthesia care related to COVID-19 (Соображения по акушерской анестезиологической помощи, связанной с COVID-19) https://www.obgproject.com/2020/03/29/covid-19-the-smfm-soap-guidelines-for-labor-and-delivery/ (Accessed on October 29, 2020).
  14. COVID-19 and pregnancy. (COVID-19 и беременность) BMJ 2020; 369:m1672.
  15. Schwartz DA. An Analysis of 38 Pregnant Women with COVID-19, Their Newborn Infants, and Maternal-Fetal Transmission of SARS-CoV-2: Maternal Coronavirus Infections and Pregnancy Outcomes. (Беременные женщины с COVID-19, их новорожденные дети и передача вируса SARS-CoV-2 от матери к плоду: материнские Коронавирусные инфекции и исходы беременности) Arch Pathol Lab Med 2020.
  16. Wang W, Xu Y, Gao R, et al. Detection of SARS-CoV-2 in Different Types of Clinical Specimens. (Обнаружение SARS-CoV-2 в различных типах клинических образцов) JAMA 2020; 323:1843.
  17. Zhang W, Du RH, Li B, et al. Molecular and serological investigation of 2019-nCoV infected patients: implication of multiple shedding routes. (Молекулярно-серологическое исследование инфицированных пациентов 2019-nCoV: значение нескольких путей выделения) Emerg Microbes Infect 2020; 9:386.
  18. Stephens AJ, Barton JR, Bentum NA, et al. General Guidelines in the Management of an Obstetrical Patient on the Labor and Delivery Unit during the COVID-19 Pandemic. (Общие рекомендации по ведению акушерской пациентки в отделении родов и родоразрешения во время пандемии COVID-19) Am J Perinatol 2020; 37:829.
  19. American Academy of Pediatrics. FAQs: Management of Infants Born to COVID-19 Mothers https://services.aap.org/en/pages/2019-novel-coronavirus-covid-19-infections/clinical-guidance/faqs-management-of-infants-born-to-covid-19-mothers/ (Accessed on October 28, 2020).
  20. Ashokka B, Loh MH, Tan CH, et al. Care of the pregnant woman with coronavirus disease 2019 in labor and delivery: anesthesia, emergency cesarean delivery, differential diagnosis in the acutely ill parturient, care of the newborn, and protection of the healthcare personnel. (Уход за беременной с коронавирусной болезнью 2019 года в схватках и родах: анестезия, экстренное кесарево сечение, дифференциальная диагностика у остро больных рожениц, уход за новорожденным, защита медицинского персонала.) Am J Obstet Gynecol 2020; 223:66.
  21. Salvatore CM, Han JY, Acker KP, et al. Neonatal management and outcomes during the COVID-19 pandemic: an observation cohort study. (Неонатальное ведение и исходы во время пандемии COVID-19: наблюдательное когортное исследование.)  Lancet Child Adolesc Health 2020; 4:721.
  22. Ogawa H, Asakura H. Consideration of Tranexamic Acid Administration to COVID-19 Patients. (Рассмотрение вопроса о введении транексамовой кислоты пациентам с COVID-19) Physiol Rev 2020; 100:1595.
  23. Donders F, Lonnée-Hoffmann R, Tsiakalos A, et al. ISIDOG Recommendations Concerning COVID-19 and Pregnancy. (Рекомендации, касающиеся COVID-19 и беременности) Diagnostics (Basel) 2020; 10.
  24. Breslin N, Baptiste C, Gyamfi-Bannerman C, et al. Coronavirus disease 2019 infection among asymptomatic and symptomatic pregnant women: two weeks of confirmed presentations to an affiliated pair of New York City hospitals. (Коронавирусная болезнь 2019 инфекция среди бессимптомных и симптоматических беременных женщин: две недели подтвержденных презентаций в связанной паре нью-йоркских больниц) Am J Obstet Gynecol MFM 2020; 2:100118.
  25. Cox JL, Holden JM, Sagovsky R. Detection of postnatal depression. Development of the 10-item Edinburgh Postnatal Depression Scale. (Выявление послеродовой депрессии. Разработка 10-балльной Эдинбургской шкалы послеродовой депрессии.) Br J Psychiatry 1987; 150:782.
  26. CDC. Care for newborns. https://www.cdc.gov/coronavirus/2019-ncov/hcp/caring-for-newborns.html (Accessed on November 13, 2020).
  27. Kotlyar AM, Grechukhina O, Chen A, et al. Vertical transmission of coronavirus disease 2019: a systematic review and meta-analysis. (Вертикальная передача коронавирусной болезни 2019: систематический обзор и метаанализ.) Am J Obstet Gynecol 2020.
  28. Woodworth KR, Olsen EO, Neelam V, et al. Birth and Infant Outcomes Following Laboratory-Confirmed SARS-CoV-2 Infection in Pregnancy (Исходы родов и младенчества после лабораторно подтвержденной инфекции SARS-CoV-2 во время беременности) - SET-NET, 16 Jurisdictions, March 29-October 14, 2020. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2020; 69:1635.
  29. Cojocaru L, Crimmins S, Sundararajan S, et al. An initiative to evaluate the safety of maternal bonding in patients with SARS-CoV-2 infection. (Инициатива по оценке безопасности материнских связей у пациентов с инфекцией SARS-CoV-2) J. Matern Fetal Neonatal Med 2020; :1.
  30. Gale C, Quigley MA, Placzek A, et al. Characteristics and outcomes of neonatal SARS-CoV-2 infection in the UK: a prospective national cohort study using active surveillance. (Характеристика и исходы неонатальной инфекции SARS-CoV-2 в Великобритании: проспективное национальное когортное исследование с использованием активного эпиднадзора) Lancet Child Adolesc Health 2020.
  31. Sethuraman N, Jeremiah SS, Ryo A. Interpreting Diagnostic Tests for SARS-CoV-2. (Интерпретация диагностических тестов для SARS-CoV-2) JAMA 2020; 323:2249.
  32. Kirkcaldy RD, King BA, Brooks JT. COVID-19 and Postinfection Immunity: Limited Evidence, Many Remaining Questions. (COVID-19 и постинфекционный иммунитет: ограниченные доказательства, много остающихся вопросов.) JAMA 2020; 323:2245.
  33. Elshafeey F, Magdi R, Hindi N, et al. A systematic scoping review of COVID-19 during pregnancy and childbirth. (Систематический обзорный обзор COVID-19 во время беременности и родов) Int J Gynaecol Obstet 2020; 150:47.
  34. Liu W, Wang J, Li W, et al. Clinical characteristics of 19 neonates born to mothers with COVID-19. (Клиническая характеристика 19 новорожденных, родившихся от матерей с COVID-19)  Front Med 2020; 14:193.
  35. Kirtsman M, Diambomba Y, Poutanen SM, et al. Probable congenital SARS-CoV-2 infection in a neonate born to a woman with active SARS-CoV-2 infection. (Вероятная врожденная инфекция SARS-CoV-2 у новорожденного, рожденного женщиной с активной инфекцией SARS-CoV-2)  CMAJ 2020; 192:E647.
  36. Wu Y, Liu C, Dong L, et al. Coronavirus disease 2019 among pregnant Chinese women: case series data on the safety of vaginal birth and breastfeeding. (Коронавирусная болезнь 2019 года среди беременных китайских женщин: данные серии случаев о безопасности вагинальных родов и грудного вскармливания) BJOG 2020; 127:1109.
  37. Groß R, Conzelmann C, Müller JA, et al. Detection of SARS-CoV-2 in human breastmilk. (Обнаружение SARS-CoV-2 в грудном молоке человека) Lancet 2020; 395:1757.
  38. Chambers C, Krogstad P, Bertrand K, et al. Evaluation for SARS-CoV-2 in Breast Milk From 18 Infected Women. (Оценка содержания SARS-CoV-2 в грудном молоке 18 инфицированных женщин) JAMA 2020; 324:1347.
  39. WHO. Breastfeeding and COVID-19. (Грудное вскармливание и COVID-19) Scientific Brief. 23 June 2020 https://www.who.int/publications/i/item/10665332639 (Accessed on June 25, 2020).
  40. Care for Breastfeeding Women. Interim Guidance on Breastfeeding and Breast Milk Feeds in the Context of COVID-19 (Уход за кормящими женщинами. Промежуточное руководство по грудному вскармливанию и кормлению грудным молоком в контексте COVID-19) https://www.cdc.gov/coronavirus/2019-ncov/hcp/care-for-breastfeeding-women.html (Accessed on December 02, 2020).
  41. Breastfeeding Guidance Post Hospital Discharge for Mothers or Infants with Suspected or Confirmed SARS-CoV-2 Infection (Руководство по грудному вскармливанию после выписки из больницы для матерей или младенцев с подозрением или подтвержденной инфекцией SARS-CoV-2) https://services.aap.org/en/pages/2019-novel-coronavirus-covid-19-infections/breastfeeding-guidance-post-hospital-discharge/ (Accessed on April 23, 2020).
  42. Unger S, Christie-Holmes N, Guvenc F, et al. Holder pasteurization of donated human milk is effective in inactivating SARS-CoV-2. (Держатель пастеризации донорского женского молока является эффективным в инактивации SARS-CoV-2) CMAJ 2020; 192:E871.
  43. Walker GJ, Clifford V, Bansal N, et al. SARS-CoV-2 in human milk is inactivated by Holder pasteurisation but not cold storage. (SARS-CoV-2 в человеческом молоке инактивируется пастеризацией держателя, но не холодным хранением) J Paediatr Child Health 2020.





Пусть больше людей узнает о проектеПоделитесь с друзьями и коллегами. Вместе победим! 💪