23 мая 2020, 00:00

Химиотерапия с поддерживающей терапией ингибиторами поли(АДФ-рибоза)-полимеразы как альтернатива хирургическому лечению рака яичников с мутациями BRCA в условиях пандемии коронавируса-2019

Химиотерапия с поддерживающей терапией ингибиторами поли(АДФ-рибоза)-полимеразы как альтернатива хирургическому лечению рака яичников с мутациями BRCA в условиях пандемии коронавируса-2019

Оригинал: ajog.org

Тип: Статья

Автор: Monica Hagan Vetter et al.

Опубликовано: American Journal of Obstetrics and Gynecology 23.05.2020

Перевод: Снежанна Генинг, Фонд профилактики рака

Пандемия COVID-19 создала множество проблем в лечении онкологических больных. Пациентки с эпителиальным раком яичников (ЭРЯ) часто обращаются за медицинской помощью; в то же время они имеют высокий риск заболеть COVID-19 по причине пожилого возраста (65 лет), наличия сопутствующих заболеваний и ECOG статуса 2 (1, 2). Стандарт лечения ЭРЯ включает хирургическое вмешательство и химиотерапию, однако Общество гинекологической онкологии (SGO) не относит подобные операции к экстренным, и отложить вмешательство на 1-4 недели в условиях распространения COVID-19 - приемлемая тактика. По мнению SGO, в этот период можно воспользоваться неоадъювантной химиотерапией (2).

Пациентки с BRCA-мутированным ЭРЯ отличаются исключительной чувствительностью к производным платины и впечатляющей выживаемостью без прогрессирования на фоне поддерживающей терапии ингибиторами поли(АДФ-рибоза)-полимеразы (PARP). Мы сообщаем о 2 пациентках с герминальной мутацией BRCA, полным клиническим ответом (cCR) по данным визуализирующих методов обследования и уровню ракового антигена 125 (CA-125) в крови, которые сразу по окончании химиолечения были переведены на олапариб вместо выполнения интервальной циторедуктивной операции (ИЦО). Эти пациентки лечились до пандемии COVID-19, однако описанная стратегия в настоящее время становится еще более актуальной.

В обоих случаях пациентки прошли 3 курса химиотерапии; при повторной визуализации опухоли оставались неоперабельными, несмотря на снижение содержания CA-125, поэтому химиотерапию продолжили. У больной Б. не было признаков заболевания по данным позитронно-эмиссионной томографии после 6 курсов химиотерапии; у больной A. сохранялись небольшие остаточные (<1 см) очаги по брюшине по данным компьютерной томографии брюшной полости и малого таза, и она получила еще 3 курса химиотерапии (всего 9 курсов). В конечном итоге у обеих больных был полный ответ на терапию по данным визуализации и анализа на CA-125.

Опыт отказа от хирургических вмешательств, как первичных, так и интервальных, при ЭРЯ ограничен. Однако наши данные показывают, что пациентки с мутациями BRCA и cCR после первой линии химиотерапии могут быть кандидатами на исключительно консервативную терапию. ИЦО несет определенные хирургические риски, хотя и меньшие, чем первичная циторедукция (4). Поскольку обследование подтвердило cCR у наших пациенток, можно предположить, что операционные риски превысили бы преимущества.

Кроме того, PARP-ингибиторы дают пациенткам с мутациями BRCA уникальную возможность применения поддерживающей терапии. Обе пациентки прошли генетическое тестирование во время первой линии химиотерапии, что является стандартом в нашем учреждении. Это позволило на раннем этапе выявить мутации BRCA и показания к поддерживающей терапии олапарибом. Одобрение FDA для олапариба основано на результатах SOLO-1, продемонстрировавшего соотношение рисков прогрессирования заболевания или смерти 0.30 (95% ДИ, 0.23-0.41) в пользу применения препарата у больных распространенной низкодифференцированной серозной аденокарциномой яичников с ответом на первичную терапию производными платины (5).

Данная работа представляет альтернативную тактику ведения больных BRCA-мутированным ЭРЯ, имеющим cCR после химиотерапии производными платины, учитывая результаты SOLO-1. Этот метод еще более актуален в контексте пандемии COVID-19, поскольку позволяет пациенткам избежать операции и госпитализации, что, в свою очередь, позволит снизить вероятность контакта с вирусом и сэкономить средства индивидуальной защиты. Кроме того, эти пациентки не попадут в растущую очередь из тех, чьи операции отложены из-за пандемии.

Литература.

1. Liang W, Guan W, Chen R, et al. Cancer patients in SARS-CoV-2 infection: a nationwide analysis in China. Lancet Oncol 2020;21:335–7.

2. Society of Gynecologic Oncology. Gynecologic oncology considerations during the COVID-19 pandemic. Available at: sgo. org. Accessed April 10, 2020.

3. Boffa DJ, Rosen JE, Mallin K, et al. Using the National Cancer Database for outcomes research: a review. JAMA Oncol 2017;3:1722–8.

4. Fagotti A, Ferrandina G, Vizzielli G, et al. Phase III randomised clinical trial comparing primary surgery versus neoadjuvant chemotherapy in advanced epithelial ovarian cancer with high tumour load (SCORPION trial): final analysis of peri-operative outcome. Eur J Cancer 2016;59: 22–33.

5. Moore K, Colombo N, Scambia G, et al. Maintenance olaparib in patients with newly diagnosed advanced ovarian cancer. N Engl J Med 2018;379:2495–505.

Пусть больше людей узнает о проектеПоделитесь с друзьями и коллегами. Вместе победим! 💪